Главная » мнение » Политические перспективы Гульнары Каримовой

Политические перспективы Гульнары Каримовой

Статистика

  • 395,904 просмотров

Введите Ваш email, чтобы следить за блогом и получать обновления

Присоединиться к ещё 1 847 подписчикам

Резкий взлет карьеры Гульнары Каримовой начался с 2000-х годов и был обусловлен личными амбициями и возможностями, которые предоставляла власть ее отца.
Эксперты, которые лично знакомы с дочерью президента, не отмечали в ней высокого интеллекта или способностей к серьезной аналитической работе, усидчивости при работе с документами и материалами, а также умении грамотно расставлять приоритеты, кадры, выбирать оптимальный путь.
Все ее ученые регалии и звании – всего лишь результат принуждения соответствующих научных и педагогических государственных структур и коллективов, выдававших документ кандидата политических наук, доктора наук, профессора, хотя ни один из сотрудников Университета мировой экономики и дипломатии не может припомнить педагогическую работу Гульнары Каримовой в стенах вуза или ее научно-методические или учебные разработки, что является обязательным атрибутом для получения соответствующего звания. Так же смутны все ее научные разработки для получения научных степеней и процесс защиты диссертаций.Отмечается, что периоды ее работы и учебы накладываются друг на друга, что ставят под сомнение вообще возможность реализации того или иного. Получается так, что она успевала учиться в иностранном вузе, работать в МИДе, заниматься наукой и педагогической деятельностью, вести работу в неправительственных организациях, устраивать выставки и всякого рода помпезные мероприятия, заниматься бизнесом и при этом быть примерной мамой для детей. Для стороннего наблюдателя это было фактом ее активной общественно-значимой деятельности, хотя уже тогда было ясно, что всю работу исполняют другие люди, Каримова лишь получает результат. Однако это было достаточно, чтобы в некоторых кругах, подогреваемых как самой Гульнарой, так ее сторонниками и противниками, с середины 2000-х начались разговор о преемнике Ислама Каримова, и этим преемником могла стать старшая дочь. В качестве примера приводили ее работу на посту советника-посланника в Посольстве в Москве, заместителя министра иностранных дел Узбекистана, а также представителя республики в ООН, Женева и Чрезвычайного и Полномочного посла в Испании.

Однако реалии опровергают эти домыслы. Прежде всего, чтобы возглавить государство кандидат обязан проработать в важнейших государственных структурах, чтобы уметь управлять ресурсами, кадрами, наладить отношения и контакты с чиновниками, кланами, управленцами, иметь от них поддержку и понимание; кандидату следовало зарекомендовать себя как грамотного менеджера, умеющего выводить субъект управления (предприятие, отрасль, регион) из кризиса, способного эффективно распоряжаться экономическими активами. Таким местом для Гульнары могли стать Министерство финансов или Министерство экономики, Фондовая биржа, Центральный банк, хокимият г.Ташкента или любой другой областной хокимият, крупное производственное объединение – ТТЗ, ТАПОиЧ, текстильные фабрики и т.д. Именно в этих структурах проходит «закалку» специалист, позже претендующий на высокие посты в государстве. Однако Гульнара избирает должность заместителя министра по культуре в МИДе Узбекистана, которая практически не дает какого-либо значимого опыта или приобретение навыков управления. Как отмечают некоторые сотрудники внешнеполитического ведомства, явления на службу новоиспеченного зама были столь редкими, что ставилось под сомнение ее вообще работа в этой должности. Данный пост всего лишь услащал ее тщеславие и позволял кататься за границу в личных и коммерческих целях.

Ментально Гульнара не способна быть руководителем. Она мелочна, капризна, мстительна, несобранна, недальновидна, женщина не глубокого ума. Не обладает лидерскими способностями, и за ней люди не пойдут. Легко предает партнеров и тех, кого называет друзьями. Она сама осознавала, что не сумеет возглавить государство, так как не имеет для этого требуемых характеристик, хотя бы таких, как у отца. Ей больше нравится вести праздную, гламурную жизнь, чем кропотливо работать над реформами, контролировать указы, эффективно распределять ресурсы – это совсем не то, что хочет Гульнара.

Второе, все посты, которые она занимала в дипломатической системе, фактически были виртуальными. Это означает то, что должность и ранг за ней просто закреплялись, но функционально Гульнара Каримова не исполняла их. В Женевском отделении ООН также сотрудники различных комитетов и комиссий отмечали, что встретиться с узбекским представителем было весьма сложной задачей в связи с ее отсутствием на работе. Не отметилась дочь президента и как ЧиПП в Испании, поскольку значимых достижений в узбекско-испанских отношениях не отметилось, за исключением скандалов с покупкой футбольных легионеров, откатами от приобретения ГАКЖ «Узбекистон темир йуллари» испанских локомотивов и вагонов туристского класса (ныне функционируют на маршруте Ташкент-Самарканд), открытием авиасобщения Ташкент-Мадрид (который был прикрыт после окончания дипмиссии Г.Каримовой и в связи с коммерческо нецелесообразностью). Зарубежная пресса не раз отмечала коррупционные сделки Гульнары с недвижимостью, проведением коммерческих операций, включая разного рода шоу с торговым брендом «Гули», под прикрытием дипломатической деятельности. Особенно отметилась она на европейских тусовках, в которых поведение и образ никак не соответствовал госслужащему и восточной женщине. Таким образом, как дипломат Гульнара Каримова также не сумела себя проявить. Западные правозащитники не раз критически комментировали ее проекты, указывая, что они не имеют ничего общего с заботой о народе и защитой молодежи, малоимущих или пожилых граждан Узбекистана. Более того, в различных рейтингах дочь президента занимала самые лидирующие места в негативном образе.

В-третьих, работа в экономической сфере для Гульнары сводилась к рейдерским захватом прибыльных и эффективных объектов предпринимательства, изъятием из государственного бюджета ресурсов для осуществления собственных проектов. Так, к слову, он прославилась как сторонница здорового образа жизни и борьбы с раком груди, проводя общественные мероприятия и закупая оборудование и препараты, хотя в реалии все эти ресурсы были изъяты из бюджета Министерства здравоохранения. В итоге многие больницы, лечебные институты и СВП недополучили необходимой аппаратуры, в то время как частные клиники, работающие под контролем Гульнары, получили все, а также клиентскую базу. Сама же Гульнара не выплатила ни доллара из своих фондов или семейного бюджета.

В народном образе Гульнара представляется бандершей, мадам Вонг, хотя ей больше нравится, когда в прессе ее именуют «узбекской принцессой».

Гульнара осуществляла влияние на информационное пространство, владея такими структурами, как медиахолдинг «Терра Групп» (радиостанции «Терра», «Замин», «Ало ФМ», телекомпании «Форум ТВ», «ТВ-Марказ», NTT, SOFTS), компании «Прайм Медиа», «ПанТерра Студио», Гамма Промоушн», использует в своих целях Интернет (собственные страницы), Твиттер. Владелица 17 известных прессе объектов собственности за рубежом. Получает доход от собственных магазинов United Colors of Benetton, Mango, Adventure, Geox, Chicco, S.Oliver, Antony Morato, New Millennium kids и New Millennium sport, Levis в Ташкенте, кинотеатра «Премьер-холл», торгово-развлекательного комплекса «Сити-Макон», ночных клубов «Баша» и «Бархан». Через фирмы, оформленные на другие лица, осуществляла незаконные операции и капиталом. В частности, скандал с продажей лицензии на сотовую связь для «ТелиаСонера» ($320 млн.) через подставную фирму «Текилант» (Гаянэ Авакян), через Фонд и «Дом стиля» (Евкатерина Клюева) получала госсредства, которые затем конвертировала и вывозила за рубеж. Владелица торговых сетей, в частности, «Нирвана» и др. (Рустам Мадумаров). Через своего человека Баходира Каримжонова («Бахо-Шакарчи») контролировала импорт сахара и кока-колы. 40 учреждений и ассоциаций Узбекистана контролируются Фондом «Форум культуры и искусства». Это всего лишь часть известных сфер бизнеса и собственности Гульнары.

В-четвертых, за последние десять лет Гульнара успела нажить себе врагов из числа кланов, мафии, а также оппозиции, не говоря о простом народе, где слухи о ее богатстве, недостойном поведении и образе жизни, борьбе с конкурентами с помощью шатажа, угроз и полицейских репрессий стали притчей во языцех. Прежде всего, она настроила против Ташкентский клан, таких лидеров, как Рустам Азимов (Минфин) и Рустам Иноятов (СНБ), Абдулазиз Камилов (МИД), Самаркандско-Джизакский клан (Шавкат Мирзияев, премьер), Андижанский клан, в подконтрольном регионе которого успешно рейдерствовал двоюродный брат Гульнары – Акбарали Абдуллаев, который позже был арестован СНБ по указанию Ислама Каримова. Гульнара Каримова в свое время навела мосты с криминальными авторитетами Гафуром Рахимовым и Салимбаем Абдувалиевым, с которыми она брала под свое внимание предприятия текстильной, нефтегазовой, строительной промышленности, сети автозаправок, рынков, магазинов, транспортные предприятия и др. Именно у Г.Рахимова Гульнара в начале 2000-х забрала фирму «Зеромакс», превратив в монстра узбекской экономики – до 80% всех проектов в нефтегазовой отрасли проходили через эту компанию, «Зеромакс» контролировал также масс-медиа, туризм, экспортно-импортные операции, спорт, строительство. Позже дочь президента рассорилась с криминальным авторитетом, и Г.Рахимову пришлось срочно покинуть Узбекистан.

По свидетельству экспертов, к началу 2010-х годов натянутыми были отношения Гульнары и с С.Абдувалиевым, с которым, как отмечалось в донесениях посольства США в Ташкенте, она осуществляла продажу государственных постов и квот на конвертацию валюты. Кстати, работа «Зеромакса» совпало резким ростом узбекского экспорта в Швейцарию – свыше $1 млрд. в год; эксперты уверены, что через СЭИЗ «Навои» осуществлялся вывоз золота и других активов в швейцарские банки.В-пятых, Гульнара не имеет четкой политической платформы, не работала в политических структурах, поэтому не имеет реальной поддержки у партий и общественных движений. Она не поднимала ни одну общественно значимую проблему, такую как коррупция, детский принудительный труд, поскольку сама формировала эти проблемы для страны – развивалась лишь посредством коррупции, а хлопок, собранный детьми,приносил ей личный доход. Созданные ею фонды, включая Фонд «Форум культуры и искусства», выступали соперниками для других, они изымали те средства, которые государство выделяло на развитие гражданского сектора. Получалось так, что другие ННО, Фонды вынуждены были «цепляться» к проектам Гульнары, чтобы получить хоть какие-то ресурсы. Поэтому дочь президента заработала ненависть среди общественного движения. Естественно, против Гульнары выступают такие движения, находящиеся за рубежом, как демократическая партия «Эрк» (Салай Мадаминов, Турция), «Бирлик» (Пулат Ахунов, Швеция), «Ассоциация по правам человека в Центральной Азии» (Надежда Атаева, Франция), «Клуб пламенных сердец» (Мутабар Таджибаева, Франция), а также радикальные организации (ИДУ, Хизбут-Тахрир). Единственный, кто проявил лояльность к дочери президента стал лидер движения «Бирдамлик» Бахадир Чориев (США).

Своими скандал-твиттерами она больше изобличила круг лиц, имеющих доступ к президенту и семье, раскрыла секреты СНБ по вывозу капиталов, хотя сама ранее использовала эту службу и каналы для подобных операций и борьбы с оппонентами. В итоге Исламу Каримову пришлось изолировать дочь, чтобы она дальше не могла ухудшить свое положение и не сломать и без того шаткое равновесие между кланами, регионами, и в самом правительстве, где борьба элит стала наиболее активной уже с 2013 года.

В-шестых, коррупционные скандалы, связанные с Гульнарой Каримовой, поставили точку в разговорах о том, что она может претендовать на высший пост в стране. Более того, это ухудшило позиции Ислама Каримова, который уже не имеет поддержки даже в СНБ, не говоря о кланах, регионах.

С зимы 2014 года началась активная проработка плана по спасению капиталов семьи президента и вывода из-под удара международного преследования Гульнары Каримовой.
Первой задачей стала продажа государству всех объектов, принадлежащих старшей дочери президента.
Второй — осуждение Гульнары, как возможность ее спасения. Это объясняется следующими позициями:
— судебное решение Ташкента опередит какие-либо следственные действия Швейцарии, Швеции, Латвии и Франции, поскольку невозможно осуждать человека дважды за одно и тоже преступление;
— судебное решение станет основанием для предъявление Узбекистаном права на замороженные в Швейцарии средств на сумму $800 млн.; деньги будут позже упрятаны в других странах;
— Гульнара пройдет в обвинительном приговоре не как организатор преступного сообщества и преступных деяний, поскольку основную вину на себя взяли ее партнеры и коллеги, которых она предала, а как лицо, по халатности которой данные преступления были совершены; это позволит ей попасть под амнистию и выехать за рубеж;
— поскольку обвиненные узбекским судом в преступлениях люди не смогут свидетельствовать на судах других стран, то никакие пикантные и опровергающие версии о Гульнаре Каримовой не всплывут и претензий финансового характера ей предъявить не смогут; такой вариант уже один раз апробировался – был осужден в 2010 году и исчез с поля зрения директор «Зеромакса» Мирадил Джалилов, в итоге все претензии к компании со стороны иностранцев зависли в воздухе;
— это также позволит ей позже подать прошение на политическое убежище, например, в Аргентине или Латвии, приводя доводы судебного преследования как политически мотивированного; нечто подобное было с дочерью Фиделя Кастро, эмигрировавшей в США; кстати, выступление Ислама Каримова-младшего (внука) по российскому ТВ – есть один из таких пиар-ходов;
— президент избавится от компрометирующего его лица и сможет дальше править страной.Оппозиционная политическая деятельность для Гульнары невозможна, так как она оппонировала режиму не как сторонник радикальных изменений в стране, не как противник диктатуре отца-президента, не как борец с чиновничьим произволом, а как человек, который запутался в коррупции и чья личность которой в результате скандалов всплыла всей публике во всей своей неприглядности. В оппозиции Гульнара боролась за свои капиталы и посты, а не за народ, и поэтому не имела поддержку в массах и политических структурах. Лишь недальновидный Б.Чориев планирует использовать ее как знамя для реализации своих программ, другие же всерьез это не воспринимают.

Реклама

Что вы об этом думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s