Главная » мнение » Итоги визита Владимира Путина в Узбекистан (обзор русскоязычной прессы)

Итоги визита Владимира Путина в Узбекистан (обзор русскоязычной прессы)

Статистика

  • 410,431 просмотров

Введите Ваш email, чтобы следить за блогом и получать обновления

Присоединиться к ещё 1 847 подписчикам

путин

Путин простил долг Каримову («Независимая газета»)

Россия спишет Узбекистану долг в размере 865 млн долл., предоставит возможность для создания зоны свободной торговли (ЗСТ) с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), а российская компания ЛУКОЙЛ вложит до 2039 года в проекты в Узбекистане около 5 млрд долл. Таковы главные итоги визита президента РФ Владимира Путина в Ташкент.

Списание долга позволит открыть новые кредитные линии, в частности, в области торговли оружием, заявил в преддверии переговоров помощник президента РФ Юрий Ушаков. Уже в ходе переговоров Владимир Путин выразил надежду на то, что развитие военно-технического сотрудничества (ВТС) будет поддерживаться с обеих сторон. Ислам Каримов подтвердил, что «выступает за планомерное расширение контактов в этой важной сфере, прежде всего путем реализации ранее подписанных долгосрочных программ».

Ситуации в Афганистане президенты уделили время и в ходе состоявшихся переговоров. Переформатирование американского военного присутствия в Афганистане вызовет лишь обострение ситуации, в том числе на афганском севере. Для Узбекистана, правда, пограничный вопрос никогда не был главным. Весь «транзит угроз» с афганского направления в Узбекистан, как и в Россию, осуществляется через третьи страны. Именно поэтому Владимир Путин отметил, что сегодня «особую актуальность приобретает взаимодействие России и Узбекистана в обеспечении мира и стабильности в Центральной Азии».

«В ходе визита Путина обращают на себя внимание апелляции обоих президентов к ШОС по вопросу региональной безопасности. Думаю, это означает, что прошлогоднее приостановление членства Узбекистана в ОДКБ пересмотру не подлежит, а российская сторона с этим статус-кво вполне согласна, рассматривая ОДКБ как локальный механизм, не способный влиять на ситуацию во всем регионе. ШОС с ее китайским участием – не военная организация, да и именно в военной помощи Узбекистан особо не нуждается. Речь должна идти скорее о политическом взаимодействии и о совместной работе спецслужб в формате ШОС», – убежден Князев. К слову, штаб-квартира Региональной антитеррористической структуры (РАТС) ШОС располагается как раз в Ташкенте.

По мнению эксперта, обращение Узбекистана к формату ШОС в вопросе региональной безопасности логично вписывается в главную парадигму внешней политики Ташкента: двусторонние отношения стоят на первом месте, а региональные или международные альянсы интересны только в том случае, если действительно эффективны и одновременно не слишком обременяют обязательствами, которые выходят за пределы национальных интересов. Этим объясняется потеря Ташкентом интереса к ОДКБ.

«Уместно вспомнить, что вопросы региональной стабильности президент Узбекистана обсуждал в сентябре с председателем КНР, а буквально за несколько дней до визита президента России – с президентом Казахстана. В Ташкенте считают, как мне представляется, что сумма подобных двусторонних договоренностей будет эффективнее участия в таком громоздком военном союзе, как ОДКБ, да еще с изъянами в договорно-правовой базе», – считает Князев.

Завершающим аккордом переговоров Путина и Каримова прозвучало сообщение о создании Зоны свободной торговли между Узбекистаном и ЕАЭС. «Мы договорились о том, что начнем консультации по поводу возможного подписания соответствующего договора», – сказал Путин.

«Узбекистан участвует в соглашении о зоне свободной торговли СНГ, и нынешнее решение о создании ЗСТ с ЕАЭС, наверняка уже согласованное с главой Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, – оптимальный вариант для Узбекистана. В силу специфики своего внешнеполитического позиционирования Узбекистан все еще может позволить себе многовекторную политику. Хотя, судя по всему, потенциал ее уже на исходе», – заявил «НГ» Князев.

С чувством вычеркнутого долга (Газета «Коммерсантъ»)

Переговоры Владимира Путина и Ислама Каримова проходили в резиденции узбекского президента. Российские журналисты испытали все величие узбекского гостеприимства: через стенку от пресс-центра находился ресторан, где ранним утром были накрыты столы со всем, что могло и должно было отвлечь от исполнения журналистского долга. В какой-то момент гостеприимство достигло таких масштабов, что, во-первых, мне показалось, что нас приняли За Кого-то Другого, а во-вторых, мысль о том, что надо идти на переговоры в узком и тем более в расширенном составе, стала казаться просто кощунственной.

Переговоры в расширенном составе начались с того, что Ислам Каримов решил подчеркнуть (и не мог не подчеркнуть):

— В основе глубоких отношений между Россией и Узбекистаном — те отношения, которые складывались на протяжении многих лет между президентом России и Узбекистана.

И снова, как во время последней встречи с Владимиром Путиным и во время предпоследней тоже, Ислам Каримов долго говорил о проблеме Афганистана. Надо признать, что его мрачные предчувствия, которыми он начинал делиться по поводу вывода миротворческих войск из Афганистана еще года два или даже три назад и которые казались, мягко говоря, преувеличенными, начинают стремительно сбываться.

— Любой вакуум власти в Афганистане,— говорил президент Узбекистана и теперь,— заполнится террористическими группами ползучей экспансии воинствующего экстремизма! Уже повторяется ситуация, которая имеет место в Ираке! Отдельные элементы из числа ИГИЛ из Сирии и Ирака уже имеют место в Афганистане! Это должно иметь упреждающие меры!

— 35 лет продолжается в Афганистане братоубийственная война,— продолжил президент Узбекистана.— Вывод миротворческих сил становится тяжелым испытанием для всех…

Есть ли тема, которая не дает ему покоя так же, как эта? Похоже, что есть: СНГ и Евразийский союз.

— СНГ,— добавил Ислам Каримов,— существует до тех пор, пока в этом видит потребность Российская Федерация. Потеряет она интерес — и СНГ не существует. И это было бы неправильно!

Вскоре стало понятно, на что так усиленно намекает президент Узбекистана. Судя по всему, он опасается, что функционирование Евразийского союза похоронит СНГ:

— Нужно продумать программу для СНГ, не совпадающую с Евразийским союзом. Вот когда собираются лидеры Евразийского союза и за полдня-день решаются вопросы, а потом собирается СНГ и фактически дублирует эти же решения… этого надо избежать!

Исламу Каримову по всем признакам не хотелось бы остаться на обочине, как политической, так и вообще. Он намерен примкнуть к Евразийскому союзу, но, пока этого не произошло, борется за СНГ.

Ташкент становится ближе («Красная звезда»)

Владимир Путин, Узбекистан — один из приоритетных партнёров РФ в регионе. «Для России это само собой разумеется, потому что Узбекистан — крупнейшее государство в Центральной Азии. И для вас, и для нас небезразлично, как складывается ситуация в регионе», — подчеркнул Владимир Путин. «Россия уверенно занимает первое место среди торгово-экономических партнёров и старается эту планку сохранять», — заявил российский президент.
В свою очередь президент Узбекистана Ислам Каримов отметил, что интересы России всегда присутствовали в Центральной Азии и это присутствие носило стабилизирующий характер. «Узбекистан всегда был открыт и сегодня открыт перед Россией», — заявил глава узбекского государства. «В мире большая напряжённость, известное противостояние, конфликты продолжаются в разных частях мира, и нам необходимо не только отвечать на эти вызовы, но и сопоставлять позиции сторон, определять вопросы, по которым у нас общие цели и задачи», — отметил глава Узбекистана.
По итогам переговоров Владимир Путин сообщил, что произошёл обмен мнениями по широкому кругу вопросов. Российский лидер подчеркнул, что Москва очень дорожит высоким уровнем взаимопонимания и доверия с Узбекистаном. Странам удалось окончательно урегулировать взаимные финансовые требования и обязательства.
«Мы долго на этот счёт вели переговоры и даже спорили: у Узбекистана своя позиция была, у России – своя. Но мы, как и подобает добрым друзьям и хорошим партнёрам, нашли все взаимоприемлемые развязки и эту страницу перевернули», — подчеркнул Владимир Путин.

Тысяча и одна нить («Российская газета»)

На переговорах президентов России и Узбекистана было решено начать консультации о создании зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Узбекистаном. Лидеры также обсудили множество вопросов — от урегулирования долга и военно-технического сотрудничества до поставок сельскохозяйственной продукции. Говорили и об интеграции на постсоветском пространстве.

Один из основных вопросов — увеличение поставок сельхозпродукции из Узбекистана в связи с санкционными мерами США и Евросоюза в отношении России. В конце ноября было принято решение о реализации совместного проекта по созданию в Узбекистане минипроизводств по переработке на месте свежей плодоовощной продукции для поставок в нашу страну. «Договорились обеспечить долгосрочное, стабильное присутствие узбекских производителей на рынке РФ», — подтвердил Путин.

«По большинству рассмотренных вопросов наши оценки и взгляды близки или фактически совпадают», — резюмировал Каримов, добавив, что у него с Путиным на протяжении многих лет сложились «проверенные временем и самой жизнью отношения». Отметил он и конструктивный характер взаимодействия на международной арене.

«Ни для вас, ни для нас не безразлично, как складывается ситуация в регионе в целом», — согласился российский лидер. В Узбекистане ценят роль России в обеспечении стабильности в Центральной Азии, решении многих проблем и вызовов в современном мире, заверил Каримов.

Путин простил Каримову старые долги (Деловая газета «Взгляд»)

Узбекистан больше не должен России 890 миллионов долларов. Этот долг, за вычетом 25 миллионов, списан по итогам встречи Владимира Путина и Ислама Каримова. Отсутствие задолженности должно стать стимулом для развития взаимовыгодных отношений между странами. Укрепление партнерских отношений особенно важно в свете нестабильной ситуации на мировом рынке.

«Узбекистан – страна упертая. Каримов считал, что они правы, тем более перед ним был пример поведения России в отношении других стран-должников. Мы прощали куда большие суммы: Афганистану – более 11 млрд долларов, столько же списали Монголии, 4,7 млрд простили Алжиру, 12 млрд – Ираку, то есть тем режимам, которые в свое время получали вспомоществование от СССР. Естественно, у политической элиты Узбекистана был такой подход: мы же ближе, чем какие-то монголы, и раз они прощают такие деньги им, то чем мы хуже?» – говорит главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии», эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

Между Узбекистаном и Россией существует неплохой товарооборот. В прошлом году он достиг четырех миллиардов долларов. С начала 2014 года он увеличился на 8 процентов и составил более 3 миллиардов по итогам сентября.

А вот на углубление сотрудничества в сельскохозяйственной сфере пока рассчитывать не стоит. «В Узбекистане много чего не купишь. У них свои проблемы: с нехваткой земель сельхозназначения, с отсутствием нормальных перерабатывающих мощностей», – отмечает Куртов.

По итогам встречи Путина и Каримова была также достигнута договоренность о консультациях на тему возможного подписания договора между Узбекистаном и Евразийским экономическим союзом о зоне свободной торговли. Аждар Куртов сомневается, что Каримов пойдет на подписание всех условий, которые предполагает это взаимодействие. «Узбекистан сохраняет модель, унаследованную от Советского Союза. Он категорически против вхождения в ЕАЭС, например, потому что у них протекционизм. Они оградили своего национального производителя очень высокими таможенными пошлинами».

Политика Узбекистана в отношении России носит поистине восточный характер, что делает эту страну не самым надежным союзником, уверен Куртов.

Визит Путина в Узбекистан: зачем России рискованная дружба («Собеседник.ру)

Политик Константин Крылов считает закономерным стремление России найти себе хоть каких-то друзей в условиях нарастающей международной изоляции, однако опасается, что улучшение отношений между странами усугубит проблему миграции.

— Возникает вопрос: а что такого замечательного мы можем приобрести в Узбекистане? Узбекистан, безусловно, сильная страна, это региональный лидер. Но все возможные взаимные выгоды Россия [от сотрудничества] с Узбекистаном уже имеет. Посмотрим, к чему это всё приведёт. Но лучшим подарком для нас было бы небольшое охлаждение отношений в одном вопросе — в вопросе миграции. Во всех остальных отношениях, конечно, желательно иметь и Узбекистан, и любую другу страну дружественной, — заявил Крылов.

Константин Крылов признался, что вообще не ждёт ничего хорошего от переговоров Москвы и Ташкента, поскольку «чем лучше отношения Путина с местным ханом, тем выше опасность, что ещё больше незваных гостей приедет оттуда» в Россию. Самым серьёзным достижением на переговорах в Ташкенте стало бы для российского президента установление визового режима с Узбекистаном, полагает политик:

— Узбеки уже представляют даже бóльшую проблему, чем таджики: они сюда едут основательно, с семьями, с намерением здесь жить. Честно говоря, подданных узбекского ханства здесь не очень хочется видеть. Не из каких-то расистских соображений — это всё глупости, которые обсуждать не стоит, — а просто потому, что нежелательно заселение России людьми, которые имеют другой менталитет, которые с Россией никак не связаны, которые при этом заполняют инфраструктуру, созданную не ими, и от которых можно ждать весьма многого, начиная от перевоза наркотиков, как это делают таджики, и кончая исламизмом. Вот это уже серьёзная угроза. Мы видим, как сейчас развивается пресловутое «Исламское государство», видим подъём ислама во всём мире, причём самого радикального. Сейчас к нам едут люди, которые могут разделять эту идеологию, — поделился своими опасениями Крылов.

Москва и Ташкент: осторожное партнерство («Голос Америки»)

Эксперт по странам СНГ Аркадий Дубнов говорит, что важных моментов во встрече Путина и Каримова было несколько: «Первое – это договоренность о списании узбекского долга России, оставшегося еще с середины 90-х годов, что снимает запрет, отраженный в российском законодательстве, на оказание военно-технической помощи странам, которые не расплатились по долгам… Второе –это имевшее место стремление Москвы каким-то образом повлиять на Узбекистан, который регулярно закрывает газовый вентиль в Киргизию, что, в общем, имеет жизненно важное значение для этой страны, которая обычно зимой может выживать только исключительно благодаря поставкам узбекского газа».

Аркадий Дубнов напоминает, что лидерские системы власти в России и Узбекистане достаточно схожи: «В Узбекистане электоральный цикл, 21 декабря – парламентские выборы, а в марте 2015 – президентские, и до сих пор неизвестно, будет ли Каримов баллотироваться на очередной президентский срок. Почти все уверены, что Каримов пойдет на выборы, хотя еще год назад были серьезные основания считать, что он отойдет в сторону, займет другой государственный пост и даст возможность назначенному им преемнику попробовать себя на посту президента. И это – параллели с российской ситуацией, где Владимир Путин обозначил вероятность своего выдвижения в 2018 году и дал понять всем потенциальным претендентам в России, что они должны расслабиться и сократить свою активность».

Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко полагает, что Москва не встречает у Ташкента понимания в своем желании включить Узбекистан в ЕАЭС: «На сегодняшний день для Москвы, для Путина стоит задача, чтобы Узбекистан, при том, что он никуда не войдет, потому что проводит многовекторную политику – хотя бы чуть более позитивно относился к интеграции, которую проводит Россия. Когда Узбекистан относится к такой интеграции, которую предлагает Россия, мягко выражаясь, равнодушно, а то и враждебно, то, безусловно, возникает какая-то неполноценность, потому что до сих пор то, что мы именуем Евразийским Союзом — это, фактически, двусторонние российско-казахстанские отношения».

«Пятый этаж»: о чем договорились Путин и Каримов? (Русская служба ВВС)

Аркадий Дубнов: В нынешнем визите Путина в Узбекистан важны другие обстоятельства. Вы уже говорили о списании старого, еще советского долга Узбекистана, который был сформирован в первой половине 1990-х, когда был выброшен из рублевого рынка России и был вынужден покупать товары, которые потом зачли как кредит. Долгие годы эта проблема не решалась, хотя по нынешним временам эта сумма уже не имеет для России никакого значения. Но это был принципиальный вопрос, и российское законодательство не позволяло военно-технического сотрудничества со странами, которые не выплатили свои долги. С этим покончено, это политически выверенный жест со стороны России в сторону Ташкента.
Второй момент – 21 декабря в Узбекистане пройдут парламентские выборы, которые не имеют никакого значения, но 21 или 22 марта будут президентские выборы. Раньше президентские выборы в Узбекистане назывались выборами Ислама Каримова. Но Ислам Каримов до сих пор не высказался, будет ли он переизбираться в этот раз. Около года назад начали ходить упорные разговоры, что он отойдет немного в сторону и позволит своему преемнику поисполнять обязанности президента. Но, судя по всему, этого не случится. Это роднит Москву и Ташкент, где лидер несменяем, потому что ситуация серьезная, и потому что народ его поддерживает, и потому что только такой человек, как он, может решить имеющиеся серьезные проблемы. Некоторые узбекские эксперты высказывали мнение, что Путин едет в Ташкент, чтобы Каримов поделился с ним опытом успешного долговременного правления.
И третье обстоятельство – Москва выступает в роли посредника между Узбекистаном и Киргизией. Пока неизвестно, присутствовала ли эта тема в переговорах Путина и Каримова. Москва должна была уговорить Ташкент, чтобы они перестали перекрывать вентиль узбекского газа в Киргизию. Для Киргизии это жизненно важно, особенно накануне зимы. Поскольку Киргизия становится близким партнером Москвы по Евразийскому экономическому союзу и Таможенному союзу, то, чтобы убедить сомневающихся в целесообразности такого партнерства в Киргизии, Москва должна эти сомнения рассеять.

Бог простил и я прощаю (Uzmetronom)

10 декабря, во время визита В. Путина в Ташкент, Россия, окончательно осознав, что Узбекистан все равно никогда не вернет денег, взятых в долг, простила этой стране почти 890 миллионов долларов, резонно предположив, что этот груз лишь осложняет политические и экономические отношения двух государств. В обмен на любезность узбекская сторона обещала подумать о возможности присоединения в той или иной форме к Евразийскому экономическому союзу, в очередной раз заверив российского лидера в своей полной лояльности и поддержке по ключевым вопросам взаимодействия.

Если говорить в целом об итогах визита президента России, похоже, что высокие договаривающиеся стороны остались довольны друг другом, что вселяет надежду на позитивную динамику дальнейших политических и экономических отношений. Впрочем, верны ли наши выводы или преждевременны, покажут уже ближайшие месяцы.

Реклама

Что вы об этом думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s