Главная » мнение » Российские эксперты продолжают обсуждать итоги визита В.Путина в Узбекистан

Российские эксперты продолжают обсуждать итоги визита В.Путина в Узбекистан

Статистика

  • 399,727 просмотров

Введите Ваш email, чтобы следить за блогом и получать обновления

Присоединиться к ещё 1 847 подписчикам

«Рукопожатие на миллиард» Игорь Ротарь, Росбалт

Очевидно, что Владимир Путин в Узбекистане применил уже привычную на просторах СНГ тактику: обретение союзника с помощью денег. Правда, и раньше эта тактика многими называлась спорной, ну, а сейчас, когда Россия переживает огромные экономические трудности, ее применение, особенно по отношению к такому переменчивому партнеру, как Узбекистан, уже может вызывать и некоторое недоумение. Отношения РФ с этой страной в последние годы были, как известно, разными, но никогда по-настоящему хорошими.

В 2002 г. Узбекистан, несмотря на недовольство России, согласился на размещение у себя американской военной базы. После подавления выступлений в Андижане в октябре 2005 г., когда Вашингтон под давлением правозащитников помог вывезти узбекских беженцев из Киргизии в Румынию, взбешенный Ислам Каримов потребовал вывода из страны американских военных. Москва же, напротив, однозначно поддержала тогда силовое подавление восстания, после чего и началось постепенное сближение Кремля и Ташкента.

К слову сказать, после этого уже многие политологи в США оценили осуждение «кровавого подавления мятежа», как ошибку. Корреспондент «Росбалта» в это время был в США и может засвидетельствовать, что в частных беседах многие американские советологи (а именно мнение этих людей определяет во многом стратегию Белого Дома в СНГ) были возмущены «глупым гуманизмом». «Чего мы добились? Что Узбекистан стал больше заботится о правах человека?! Отнюдь нет! Просто теперь там вместо наших советников все решают русские!» — таковы были наиболее распространенные суждения.

Очевидно, что неожиданное победоносное наступление «Исламского государства», а также опасность прихода к власти талибов после вывода из Афганистана американских войск еще более укрепило американских политиков во мнении, что в нынешней ситуации попросту глупо обращать внимание на далекие от западных стандартов методы правления узбекского лидера. В конце концов, Вашингтону сейчас важно, во-первых, обезопасить себя от исламской угрозы, а, во-вторых, не позволить Кремлю создать альтернативный Западу блок. И в этой ситуации Белому Дому необходимо добиться максимального сближения с Убекистаном.

Примечательно, что буквально накануне визита Путина в Ташкент там побывала помощник Государственного секретаря США по Южной и Центральной Азии Ниша Десаи Бисвал. По итогам поездки она практически прямым текстом заявила, что благодаря выгодности географического положения и наибольшего по численности из среднеазитских стран населения, именно Узбекистан, является ключевым государством региона. «В качестве страны, которая окружена сушей, Узбекистан как бы является сердцем Центральной Азии… Используя такое положение, Узбекистан может получить очень большие дивиденды от интеграции в регионе. И Узбекистан сегодня играет ключевую роль в построении и укреплении инфраструктуры, а также архитектуры таких взаимосвязей между странами региона, которые будут очень полезны для будущего», — отметила Ниша Бисвал.

Очевидно, что сегодня Вашингтон сделает все возможное, чтобы закрепиться в этой стране, и, следовательно, занять ключевую роль во всей Средней Азии. Успехи же Кремля в Узбекистане даже в годы «отсутствия США» были не такими уж значительными. Ташкент все это время настороженно относился к интеграционным проектам России на постсоветском пространстве, в 2012 г. республика вышла из Организации договора о коллективной безопасности.

Очевидно также, что и после нынешнего визита Владимира Путина Узбекистан не вступит в более тесные экономические и военные союзы с Россией. Так, Ислам Каримов прямо упрекнул коллегу в том, что тот жертвует интересами СНГ, отдавая предпочтения ЕАЭС и ТС, тем самым дав понять, что эти интеграционные объединения по–прежнему ему не интересны. «ЕврАзЭС потребуется достаточно много времени, пока он встанет на ноги. Но для СНГ нужна другая программа, которая не повторяла бы все то, что обсуждается в ЕврАзЭС. Когда собирается Таможенный союз и в короткое время принимает важные решения, а потом мы в составе СНГ фактически дублируем то, что договорено в Евразийском союзе, то мы стреляем из пушки по воробьям», – заявил узбекский лидер.

Маловероятно и возобновление Узбекистаном участие в ОДКБ. Так, в начале переговоров Владимир Путин намекнул Каримову о желании усилить военное сотрудничество, а в ответ получил фразу о «планомерном расширении контактов в этой важной сфере, прежде всего, путем реализации ранее подписанных долгосрочных программ».

То есть получается, что российский лидер «отстегнул» денег Узбекистану, только в надежде на то, что эта по-прежнему не слишком дружественная нам страна закупит российское вооружение, а также прекратит истязать холодом киргизов? Не слишком ли это большая щедрость?
Подробнее

Эксперт: Россия пошла на большие уступки Узбекистану, REGNUM

По мнению директор аналитического центра МГИМО Андрея Казанцева, визит Владимира Путина в Узбекистан произошел в ситуации, когда и официальная Москва и официальный Ташкент имеют взаимную заинтересованность по ряду проблем. Это привело к тому, что был заключен ряд важных соглашений, хотя какого-то существенного «прорыва» не произошло.

«Во-первых, это сотрудничество в сфере безопасности на афганском направлении. Как подчеркнули оба президента, они разделяют общие опасения относительно угроз из Афганистана, к которым были отнесены, в частности, террористическая угроза, а также незаконный оборот наркотиков». «Президент Узбекистана даже заявил, что у него есть опасения, что после вывода войск из этой страны „повторится ситуация, которая сегодня имеет место в Ираке“. В этом контексте оба лидера также подчеркнули связь между экстремистскими группами в Афганистане, с одной стороны, и Ираке и Сирии, с другой. Для противостояния этим угрозам стороны планируют расширение военно-технического сотрудничества».

«Во-вторых, Узбекистан ожидает очень важный выборный цикл. Выборы в парламент Узбекистана пройдут 21 декабря 2014 года, выборы президента в марте 2015 года. При этом перед руководством страны в силу чисто возрастного фактора встал вопрос о поиске возможной замены президенту Исламу Каримову, который руководил Узбекистаном на протяжении всей его постсоветской истории, или о какой-то другой, более мягкой и постепенной форме транзита высшей власти в стране». «В частности, этому служит усиление полномочий парламента и отказ от президентской формы правления. Есть гипотезы и о том, что Каримов объявит своего преемника к выборам в марте, хотя многие эксперты считают, что этого не произойдет, и Каримов сохранит высшую власть. Ташкент в любом случае хочет заручиться если и не прямой поддержкой Москвы, то, по крайней мере, благожелательным нейтралитетом по отношению к политике Ислама Каримова в вопросе о темпах и характере передачи власти».

«В-третьих, у двух стран есть взаимные экономические интересы. Официальная Москва заинтересована в том, чтобы найти новых экономических партнеров для смягчения западных санкций. В этом контексте были обсуждены перспективы увеличения поставок узбекской сельхозпродукции в Россию. Вообще товарооборот между двумя странами за 2013 год составил $4,6 млрд и он демонстрирует серьезный рост и в 2014 г., несмотря на тяжелую экономическую конъюнктуру». «Россия является главным торговым партнером Узбекистана, Узбекистан занимает четвертое место среди стран СНГ по размеру товарооборота с Россией. Россия инвестирует довольно значительные средства в нефтегазовый сектор Узбекистана. В частности, российская нефтяная компания „Лукойл“ до 2039 года вложит в освоение группы газоконденсатных месторождений Кандым-Хаузак-Шады-Кунград в Бухарской области Узбекистана 5 миллиардов долларов дополнительно к уже вложенным более, чем 3 миллиардам долларов. Наращивается взаимодействие Узбекистана и с „Газпромом“, который инвестировал в газоразведку в Узбекистане уже $390 млн. Узбекистан же заинтересован в России в связи с массовой трудовой миграцией, от которой зависит его экономика».

«Официальная Москва также заинтересована в том, чтобы найти новых потенциальных партнеров по евразийской интеграции. По этому поводу был ряд спекулятивных размышлений в прессе накануне визита. Однако вопрос о том, чтобы Узбекистан вступил в ЕАЭС, нерешаем в принципе. Это противоречит самой сути политики Ислама Каримова, направленной на подчеркивание независимости Узбекистана и самостоятельности во внешних и внутренних делах. Москва смогла получить только очень расплывчатое заявление о поддержке российской позиции по перспективам развития СНГ и ШОС. Также решено начать консультации о создании зоны свободной торговли между Узбекистаном и ЕАЭС. Таким образом, в вопросах евразийской интеграции Ташкент, по сути, ни на какие уступки не пошел».

«Наконец, России нужно сотрудничество с Ташкентом в рамках ее обязательств перед рядом других Центрально-Азиатских государств. В частности, Москва имеет определенные обязательства перед Киргизией, в рамках планируемого вступления этой страны в ЕАЭС. В этой связи были обсуждены проблемы, связанные с прекращением поставок узбекского газа в южные районы Киргизии (напомню, что российский „Газпром“ взял на себя ответственность за снабжение этой страны газом, однако южную часть страны он по техническим причинам может снабжать трубопроводным газом только узбекского происхождения)». «Также Россия имеет обязательства по обеспечению безопасности Таджикистана в рамках ОДКБ. Между Узбекистаном и Таджикистаном имеет место очень острый конфликт по поводу раздела вод трансграничных рек. В период обострения этого конфликта президент Узбекистана говорил о возможных „водных войнах“ в регионе, а Таджикистан обвиняет соседнюю страну в фактически имевшей место транспортной блокаде. Менее острый конфликт по тому же поводу имеется и между Узбекистаном и Киргизией. В связи с этим были обсуждены межгосударственные противоречия по водопользованию в Центральной Азии.

В целом, Россия в экономической части пошла на куда большие уступки, чем Узбекистан. В частности, Москва согласилась списать Ташкенту более $860 млн долга», — заключил специалист.

Подробнее

Реклама

Что вы об этом думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s