Главная » мнение » Кто в Узбекистане пишет законы? Кому они нужны? И кто их выполняет?

Кто в Узбекистане пишет законы? Кому они нужны? И кто их выполняет?

Статистика

  • 410,405 просмотров

Введите Ваш email, чтобы следить за блогом и получать обновления

Присоединиться к ещё 1 847 подписчикам

Ссылаясь на слова Каримова, ИА Фергана сообщает что за прошедшие пять лет из 140 законов, принятых парламентом, только 19 были инициированы депутатами нижней палаты.Из них только три были новыми, целостными законами, а остальные 16 являлись поправками. Таким образом, 121 закон был подготовлен и спущен «свыше» для единогласного принятия парламентариями. Так кто же подготавливал эти законы?   Новый спикер Законодательной палаты Узбекистана Нурдинжон Исмоилов родом из Учкурганского района Наманганской области. Выпускник Таш ГУ (ныне — Национальный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека), юрист по специальности, кандидат юридических наук.
Имеет богатый административный опыт, полученный в течение последних двадцати лет: работал руководителем экспертной группы по связям с органами законодательства и судебной власти Аппарата президента, возглавлял парламентский комитет по законодательству и судебно-правовым вопросам.

С 2012 года Исмоилов работал государственным советником президента Узбекистана по сотрудничеству с Олий Мажлисом, политическими и общественными организациями.

Именно Исмоилов в последние три года являлся основным куратором разработки и внесения законов в парламент. И именно его президент Узбекистана рекомендовал в качестве руководителя нижней палаты.

Светлана Артыкова, занявшая должность заместителя председателя Сената, так же, как и Исмоилов, окончила юридический факультет Таш ГУ. Родом тоже из Наманганской области — из города Учкургана.

Большая часть жизни Артыковой связана с прокуратурой: инспектор, помощник прокурора города Намангана, старший прокурор отдела пропаганды законодательства, руководитель пресс-службы Генеральной прокуратуры. В 2010 году стала председателем комитета Сената по законодательству, с апреля 2014 по начало января 2015 года проработала заместителем председателя Центральной избирательной комиссии Узбекистана.

В годы работы в пресс-службе Генпрокуратуры Артыкова запомнилась открытыми контактами с представителями иностранных СМИ, таких как Би-би-си, Радио Свобода, Евроньюс и другие. Но еще более показательной была ее работа во главе законодательного комитета верхней палаты. Она курировала процедуру окончательного проведения законов через Сенат и «разъяснительную работу» по ним с представителями регионов.

Также Артыкова отличилась подчеркнуто самостоятельным поведением по отношению к бывшему председателю Илгизару Собирову. В памяти всего президиума Сената предыдущего созыва, несомненно, сохранятся воспоминания о том, как на собраниях она часто вступала в пререкания с Собировым и высказывала свое несогласие по тем или иным вопросам. В кулуарах палаты такое поведение Артыковой всегда связывали с ее весьма хорошими отношениями с генеральным прокурором Рашидом Кадыровым и покровительством президента Ислама Каримова.

Новый глава Сената Нигматилла Юлдашев, в отличие от Исмоилова и Артыковой, родился в столице, но и он окончил все тот же юридический факультет ТашГУ. Поработал следователем прокуратуры Юнусабадского района города Ташкента, начальником организационно-методического отдела Генеральной прокуратуры, ведущим инспектором службы Государственного советника президента Узбекистана по координации деятельности правоохранительных и контролирующих органов, начальником Департамента по борьбе с налоговыми и валютными преступлениями и заместителем генерального прокурора Узбекистана. Последние три с половиной года был министром юстиции Узбекистана.

На посту главы «ведомства справедливости» Юлдашев крайне тщательно подходил к вопросам координирования реализации принятых парламентом законов и строго следил за регистрацией и анализом нормативных и подзаконных актов. В последний год он активно выступал с разоблачениями мелких и средних чиновников, замеченных в превышении должностных полномочий. Так, к примеру, осенью 2014 года он заявил, что под его чутким руководством Минюст отменил 1195 незаконных решений государственных органов, 807 чиновников привлечены к административной, а 20 должностных лиц — к уголовной ответственности.

Приход Исмоилова, Артыковой и Юлдашева полностью обновил облик обеих палат парламента Узбекистана. Не вызывает никакого сомнения, что инициатива их выдвижения исходила лично от президента Каримова. Все трое являются профессиональными юристами с большим опытом законотворческой и правоприменительной работы. У всех троих характер нордический и имеются аналитические способности, и прямота. Эти люди направлены в Олий Мажлис, по всей видимости, именно для того, чтобы заметно усилить его деятельность и переместить инициативу разработки законов из Кабинета министров и Аппарата в парламентские стены.

Не будем забывать и о том, что в соответствии с расширением полномочий именно парламенту предоставлено фактическое право утверждать в должности и отстранять от нее премьер-министра и других особо важных государственных мужей, включая руководителей спецслужб и судов республики.

Другим не менее важным вопросом (помимо того кто составляет законы) это в чьих интересах принимаются законы и на сколько эффективно они воплощаются?

И. Каримов. Архивное фотоКак, «не в бровь а в глаз», отмечено Каримовым; «Механизм обратной связи, позволяющий парламенту строить свою работу с учетом того, как принимаемые им законы влияют на жизнь людей, экономическое, политическое развитие, практически не работает»

Принимаемые законы, изменения и дополнения к ним не действуют из-за того, что, «во-первых, не содержат конкретные механизмы реализации имеющихся в них норм, а во-вторых, не издаются или несвоевременно издаются соответствующие подзаконные акты, без которых положения этих законов просто не могут работать». «Важно обеспечить принятие законов прямого действия, кодифицированных актов законодательства, своевременное издание подзаконных актов, обеспечивающих полную реализацию положений вновь принятых законов», — указал президент.

Ни для кого не является секретом то что сообщил корреспонденту ИА REGNUM, один из узбекских экспертов: иностранный бизнес, также как и местный, абсолютно беззащитен перед угрозой рэкета со стороны «грабителей в погонах». «Есть законодательство, призванное защищать и стимулировать иностранные инвестиции, однако эти законы смотрятся красиво только на бумаге и не имеют никакого отношения к реальной жизни», — сказал аналитик.
«Суды не работают, правоохранительные органы и спецслужбы сами являются угрозой, так что бизнесом в Узбекистане занимаются исключительно отчаянные люди», — подчеркнул собеседник агентства.
Многие эксперты и экономисты соглашаются с мнением, что коррупция в чиновничьей среде стала большой проблемой для страны. Однако отличаются оценки её масштаба и последствия для экономики Узбекистана. Пулат Ахунов, являющийся основателем Фонда по борьбе с коррупцией считает, что потери бюджета от воровства ежегодно составляют 15 миллиардов долларов… Сейчас же в стране в сфере госзакупок полная неразбериха. Эксперты Фонда констатировали, что все вопросы, связанные с госзакупками решаются чиновниками. А это создаёт благоприятную среду для распространения коррупции в их среде. В то время как отсутствует закон о закупках, его заменяют многочисленные распоряжения президента, правительства и многочисленные ведомственные приказы. Эксперты считают, что система закупок работает неправильно. Чиновники самостоятельно определяют правила, по которым происходят закупки. А законодательные власти, которые и должны устанавливать эти правила, устранились от этих вопросов, не участвуя и не контролируя этот процесс. 
Другой аналитик также поднимает важные вопросы, как никогда актуальные для Узбекистана:
— насколько прозрачна государственная власть, особенно в таких вопросах как формирование бюджета, расходная часть на правительство, как идет подбор и расстановка кадров, почему мало кто из коррумпированных чиновников, которые в свое время были обласканы и награждены, не ответили по закону; почему криминальные люди имеют большее влияние на правоохранительные и судебные структуры; как кланы влияют на перераспределение финансовых ресурсов?  — защищены ли собственники, если у них можно отобрать все, что они имеют, лишь по указке хокима или прокурора, сфабриковать любое дело, с целью выжать деньги за «нанесенный ущерб»; когда законы не работают, а судьи руководствуются политическими интересами исполнительной власти; государство диктует собственнику. Что он имеет право делать со своей собственностью: что производить, куда продавать и по каким ценам?  — насколько доступны деньги, если люди месяцами не получают заработную плату, невозможно конвертировать валюту, растет кредиторско-дебиторская задолженность, пластиковые карточки является псевдоинструментом для стабилизации платежного рынка; банковский сектор не самостоятелен, банки выполняют несвойственные им функции?  — международная торговля — является ли возможным для маленьких бизнесменов внешнеторговая операция, или все в руках монополизировавшихся пролукриминальных групп; разве фермер способен продавать то, что произвел, за рубеж, минуя МВЭСИТ; если на границах пограничники и таможенники руководствуются собственными интересами, а кланы пробивают указы и постановления, направленные против «челноков» и мелкооптового рынка, то разве следует признавать развитость такой торговли?  — регулированность бизнеса — не является ли это издевательским термином в условиях Узбекистана, где регулируется все полицейско-командными методами и административными механизмами; где ежегодно принимаются президентские указы и правительственные постановления о развитии бизнеса и защиты инвестиций, что свидетельствует, скорее всего, о том, что это попытка подправить подшатнувшийся имидж страны, а не реально воздействовать на ситуацию?
Еще одно издание совсем недавно посвятило целую статью тому, что Закон «Об акционерных обществах и защите прав акционеров» был принят в мае 2014 года. Но как показала практика, акционеры, и прежде всего миноритарные держатели акций, так и не могут полностью реализовать свои права и практически не влияют на деятельность акционерных обществ.
Существует бесчисленое количество более «мелких» нарушений и провалов в исполнительной части законов, а наличие отдельных законов не всегда можно обьяснить с помощью здравого смысла. Например недавний репортаж о лицензировании частной учебной организации.
Однако в Узбекистане, как и в России бытует «вера в доброго батюшку царя» который о проблемах не знает, а если бы узнал, то быстро бы разобрался с негодяями, которые забыли напрочь о том что правительство существует для того что бы быть на службе у своего народа, а не наоборот.
Хотя в США много своих проблем с коррупцией и правами человека, законодательство и исполнительные механизмы у них налажены четко. Но самое интересное, что имеют американцы и чего бы хотелось приобрести и в Узбекистане, так это «прямая связь» с аппаратом президента. Любой может напрямую задать вопрос или послать комментарий Бараку Обаме на этом вэбсайте. При чем команда президентского аппарата очень эффективно и оперативно реагирует на обратную связь от граждан!
Что тут говорить о «батюшке», если рядовому Узбеку не доступен ни хоким ни даже депутат, которого «он избрал»…?
Реклама

Что вы об этом думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s