Главная » мнение » Рассказ о невероятной поездке по Узбекистану и Таджикистану

Рассказ о невероятной поездке по Узбекистану и Таджикистану

Статистика

  • 399,871 просмотров

Введите Ваш email, чтобы следить за блогом и получать обновления

Присоединиться к ещё 1 847 подписчикам

Наш маршрут правильно считывать в следующем порядке: Москва—Шымкент—Ташкент—Худжанд—Душанбе—Хорог—Мургаб—Ош—Ташкент—Самарканд—Бухара—Хива—Москва.

Чтобы попасть в Узбекистан, нам пришлось сделать крюк в 160 км. Прямого автомобильного перехода в Жибек Жолы (рядом с Ташкентом) не оказалось. Переход есть, но только пешеходный. Мы перешли границу в Чиназе и поздно ночью приехали в Ташкент. Очереди из легковых автомобилей на границе не было, однако это не помешало нам потратить около 4 часов на все процедуры. Узбекские погранцы были особенно дотошны.

— Слушай, брат, если не покажешь, как летает ваш вертолетик, я вас не пропущу…
— Его долго собирать, вон все винты разобраны. Да и ночь на улице, не безопасно летать.
—  А у вас столько компьютеров с собой и нет фильмов? — не успокаивался наш пограничник.
— А футбол есть? Как футбола нет? Быть такого не может, чтобы футбола не было! А клипы есть?

В сочетании с улыбками-ухмылками и обращением к нам на «брат» и «сестра», все это поведение вызывало легкие приступы тошноты и раздражения.

В столице Узбекистана мы заселились в отель Green House за 1000 рублей на человека. Небольшой и очень неплохой дом на севере города с большим двором, бассейном и столом для пинг-понга. Бассейн, правда, был пуст — на дворе стоял октябрь. Главный недостаток отеля — расположение и удаленность от центра. Добраться до него можно только на автомобиле, а найти — целое приключение

В Ташкенте мы дружно сели на баранью диету, и два дня подряд исправно объедались отменным узбекским пловом.

Любопытное наблюдение: автопарк Узбекистана переполнен автомобилями Chevrolet. Там даже Нексии и Матизы имеют шильдики Chevrolet. Однако наша дизельная Каптива была белой вороной в стае. На узбекском заводе не производят автомобилей с дизелями. Поэтому многие водители и даже полицейские неоднократно подходили на урчащий звук.

— Это как, дизельная Каптива что-ли?

Жилые кварталы Ташкента. Национальный узор преображает даже обычные панельные пятиэтажки.

Узбеки — добрейшие и гостеприимные люди. Возможно это правило не распространяется на милицию и пограничников, но это не так важно. В любом месте города с нами с удовольствием общались на русском языке, вечно приглашали на свадьбы, в рестораны и бары. Постоянно обсуждалась тема того, как хорошо и дружно мы жили во времена Союза, и что русские с узбеками братья на века.

Один из дней мы посвятили поездке в Паркент на Большую солнечную печь. Большое спасибо Ильхаму Гафуровичу Атабаеву, доктору физико-математичеких наук за согласование этой съемки!

Великое наследие СССР.

В следующее утро мы вляпались в пренеприятную и тупую историю с хлопком. Всем, кто собирается ехать в Узбекистан, я настоятельно рекомендую запомнить одно важное правило: хлопковое поле — это стратегический объект, съемку которого нужно согласовывать с ФСБ и КГБ.

Я помню, что тот день был переполнен негативными эмоциями настолько, что потом мы всерьез думали пересмотреть весь маршрут путешествия и не заезжать больше в Узбекистан никогда. Плюнуть на то, что мы пропустим Самарканд, Хиву и Бухару — лишь бы больше не видеть узбекских ментов и погранцов. С тех пор прошло уже 4 месяца, и все плохое забылось. Почти. Я не буду копаться в противных воспоминаниях, а лишь сухо приведу суть конфликта.

При сборе большой части урожая «белого золота» Узбекистана ежегодно принудительно используется труд детей, которых свозят с соседних областей страны. Многие правозащитники активно борются с этим злом через суды, фотографируя и снимая нарушения на видео. Поэтому хлопковые поля охраняются. Но мы всего этого не знали. Поэтому крайне удивились, когда какой-то мужик из поля с красными глазами в черной кожаной куртке начал на нас орать и требовать паспорта и документы туристов. Параллельно он постоянно звонил каким-то ребятам и в милицию.

Через полчаса на попутных машинах съехался целый взвод милиционеров и людей в штатском. Никто не хотел объяснять почему мы не можем продолжить свое путешествие, никто не представлялся и не показывал свои документы. Запрещали снимать. Дело сводилось к тому, что все ждали начальника, который все решит и сразу нас отпустит. Весь день погрузился в липкий, противный, густой, пропахший трусостью и некомпетентностью, ментовский кисель, в котором потонули все наши приятные впечатления о стране, ее гостеприимных людях и о вкуснейшем плове.

Узбекские стражи правопорядка не знали, что с нами делать и больше всего боялись принимать какие-либо решения. И каждый новый начальник (прошу прощения за мой французский) ссал брать на себя ответственность и вызывал еще более высокого начальника. И мы снова и снова пересказывали нашу абсурдную ситуацию новому начальнику, более важному и более толстому. Дело дошло до начальника уголовного розыска и главного инспектора ГАИ Ташкентской области. Все узбекское начальство съехалось на хлопковое поле. Нас не задерживали, но и не позволяли уехать. Долго это продолжаться не могло, и доблестные гаишники нашли повод забрать наши автомобили на штраф-стоянку за тонировку задних стекол.

Этот день длился бесконечно. Мы трижды пожалели, что остановились снять это сраное поле, и что мы отказались от завтрака в Ташкенте. Нас возили в местное ОВД, где нас запугивали тем, что могут по закону задержать на несколько суток до выяснения. Несколько часов мы провели в ГАИ.

Видимо хлопковое поле принадлежало влиятельному человеку, которому мы испортили настроение в тот солнечный день, поэтому он дал указание всем своим «друзьям» наказать русских как следует. Мы официально через кассу заплатили штраф за тонировку (1400 рублей) и только после восьми вечера отправились в сторону границы с Таджикистаном. Уставшие, разбитые и злые. Нас ограбили на целый день нашего путешествия, но это был еще не конец представления. Финальный аккорд прозвучал на Чанакском погранпосте в 60 км от злосчастного поля.

Я до последнего не хотел соотносить наши дневные приключения с шестичасовым досмотром на узбекской границе. Все наши вещи были детально прощупаны, исследованы и пронюханы. Каждого при понятых раздели до трусов. Долго копались в компьютерах и телефонах. Внимательно прочитали все смски. Своими грязными пальцами пролистали все семейные фотографии. Искали к чему придраться, но так и не могли найти. При этом других людей, переходящих границу пограничники не досматривали вовсе. Все стало ясно, когда самый главный и мерзкий пограничник ушел кому-то звонить с докладом. Вернулся он с новым указанием — удалить со всех фотоаппаратов фотографии с хлопком. Ну и заодно все фотографии Ташкента и Большой солнечной печи.

На прощание он пожелал нам удачи. Сказал, что таджики — те вообще горцы лютые, с ними еще хуже. Хотя куда хуже — было сложно представить.

***

Снова Узбекистан

Узбекистан принял ребят спокойно и без скандалов. Лишь один гаишник докопался до тонировки, но этот момент совершенно не важен. После ночи в Ташкенте, наши путешественники добрались до Самарканда.

В Самарканде Коля купил очередной ковер, потратив последние $500 экспедиционной наличности. Он наивно предполагал снять остальные деньги с карты чуть позже и, в общем-то, это никого особо не беспокоило, так как банкоматы попадались во всех крупных городах.

В Бухаре были очень вкусные пельмени. За территорией старого города есть большой нетуристический рынок, как наш бывший Черкизон. На этом рынке ребята нашли очень простую, уютную харчевню и ели там все время. Повар сам подавал на стол. Он где-то специально учился делать именно эти пельмени.

Ребята остановились в отеле Rustam & Zukhra. Очень милый небольшой отель, хозяйка с удовольствием поменяла доллары по приличному курсу. Рубли в Узбекистан лучше вообще не брать.

Чем дальше экипажи удалялись от столицы Узбекистана, тем хуже дела обстояли с топливом. Когда идет сезон сбора хлопка, дизель можно купить только у спекулянтов, при этом цена за литр может доходить до абсурда.

По идее дизель можно было купить на стоянках дальнобойщиков. Ребята съездили на несколько таких стоянок. Дальнобойщики там кучковались по национальностям. Русские и белорусы, отдельно литовцы, отдельно украинцы. А больше там никого и не было. Все очень сочувствовали горю, но дизелем не делились. После разговора с дальнобоями стандартно прибегал начальник стоянки и очень обижался что ребята общались напрямую с водителями, а не с ним, потому что начальники стоянок на то и начальники, чтобы лично распределять дизель и решать кто будет кому продавать. Покупать топливо на стоянках можно только через начальника с его спецнаценкой.

Ребята познакомились с водителями такси рядом с отелем, которые через день нашли точку, где можно было достать дизель. Это была сельхоз-заправка где-то на отшибе города, там, где заправляли трактора для работ в поле. Делать было нечего, и в машины полился дизель по цене в 2−3 раза выше того, что был на заправках в Ташкенте.

В Хиве закончились наличные деньги и бензин. Единственный банкомат в этом городе сломался и снять деньги с карты можно было только в городе Ургенч, что в 30-ти километрах от Хивы. Над Колей уже начинали подшучивать: мол, если денег не снимем, то за дизель ковром расплатимся. Приехав в Ургенч, ребята стали бегать по местным банкам, но каждый раз приходили к закрытым дверям. Выяснилось, что по субботам, воскресениям, равно как и по праздникам, здесь не только закрываются все отделения банков, но также отключаются все банкоматы. Всеми овладела паника.

Добрые люди подсказали, что есть один банкомат, который находится в главной гостинице города, и по выходным его не отключают, так как могут приехать иностранцы. Ребята сразу рванули туда, но к величайшему разочарованию обнаружили очередной нерабочий банкомат. Колю уже все ненавидели за его чертов самаркандский ковер. Так ничего и не решив, ребята на последние деньги купили несколько палочек шашлыка и приунывшие сели на мраморные ступени банка.

Спустя немного времени мимо прошел человек и скрылся за дверью банка. Ребята взволновались и, подбежав ко входу, дернули эту дверь. Она по-прежнему была закрыта, но у внутри каждого поселилась надежда. Человек вышел из банка минут через двадцать и, снова увидев ребят на ступенях, поинтересовался, что случилось. Они, перебивая друг друга, очень подробно ему все объяснили, даже не рассчитывая на то, что он сможет чем-то помочь — разве только посочувствует.

Но он, сначала задумавшись, кому-то позвонил и сказал — нет проблем! Сейчас приедет человек, который включит банкомат в гостинице для иностранцев! Через полчаса к банку действительно подъехал какой-то человек, доехал с ребятами до гостиницы, еще 20 минут повозился с банкоматом — и тот заработал!

Дальнейшая дорога до дома была вполне сносной, кроме участка в районе границы Казахстана и Узбекистана. Ребята попали туда в дождь. Дорога превратилась в песочно-глиняную жижу. Машину кидало в разные стороны, и ехать получалось не быстрее 60 км/ч.

Подробнее

 

Реклама

Что вы об этом думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s