Главная » мнение » Об экономике, бизнесе, зарплатах и идеологии

Об экономике, бизнесе, зарплатах и идеологии

Статистика

  • 407,166 просмотров

Введите Ваш email, чтобы следить за блогом и получать обновления

Присоединиться к ещё 1 847 подписчикам

Двойственность всех результатов действий власти является главной характеристикой сегодняшнего положения дел в Узбекистане, — считает узбекский эксперт, профессор экономики Хает Хан Насреддинов.

Nasretdinov

 

Реформы, которые проводит президент и его команда, действительно, дают определенный положительный результат. Принимаются законы, которые существенно облегчают проведение реформ. Но чаще это касается экономических проектов государственного значения.

Бизнес выживает не благодаря, а вопреки

Малый и средний бизнес, испытывающий чрезмерное давление со стороны местных властей, развивается не благодаря, а вопреки их действиям, — заявил он в интервью Central Asia Analytical Network. Все еще сильно авторитарное управление хозяйственными процессами и вмешательство в дела коммерческих организаций.

Например, для каждой торговой точки хокимиятами устанавливается кассовый план, согласно которому магазин должен сдавать в банк определенную сверху сумму наличной выручки.  В противном случае могут последовать наказания со стороны государства.

Из-за пренебрежения властями правилами рыночной экономики в стране процветает «теневая» экономика. Коммерческие структуры и граждане не декларируют значительную часть своих доходов. Соответственно, не делаются налоговые и иные отчисления с утаиваемых сумм.

Озодлик: Очередь пенсионеров возле "Микрокредитбанка" в городе Наманганской области. Август 2015 года

Отсюда, в частности, трудности с получением наличной заработной платы, своевременным получением пенсий и пособий, ограниченна конвертация, уровень безработицы все так же высок. По мнению эксперта, в таких условиях ни о каком развитии среднего класса при помощи государственных реформ говорить не приходится.

Реальная зарплата населения намного отстает от темпов инфляции и роста цен. Например, недавний рост заработной платы работников бюджетных учреждений на 10% нивелировался ростом тарифов на коммунальные услуги.

Х. Насретдинов: Лично для меня лакмусовой бумажкой начавшейся либерализации экономики станет внутренняя свободная конвертация национальной валюты. Пока это просто бумага, на которую нанесли водяные знаки и написали цифры: один и пять с тремя нулями.

Курс узбекского сума по отношению к валютам соседних стран – самый дешевый. Его никто не покупает и в нем не заинтересованы ни банки, ни предприниматели. Если будет введен рыночный обменный курс, и каждый желающий будет иметь возможность без ограничений менять валюту на другие валюты, то я буду считать, что реальное построение рыночной экономики в стране началось.

В действительности, реформы имеют краткосрочные цели. Так,  как и многие годы прежде, основной доход Узбекистан получает от экспорта хлопка. Общий объем производства продукции сельского хозяйства в январе-декабре 2014 года составил $15,3 млрд., из них доля продукции растениеводства $9,0 млрд. И 67% составило производство хлопка и его реализация.

Ташкентская область, фото UzMetronom

В структуре сельскохозяйственного производства доля дехканских хозяйств составляет 65,1%, уровень доходности этой продукции – 23%, из которой 11,5%  (половина заработанного) забирается государством, которое насаждает фермерам сохранение хлопковой монокультуры и игнорирует их права на выращивание других, по желанию, культур.

Отечественное производство (автомобильный завод Асака, например) имеет значительные преференции нерыночного характера. Все это убивает конкуренцию, качество конечного продукта и дает возможность держать цены на высоком уровне. Желание быть активным предпринимателем сводится к нулю. Такая политика неплохо решает текущую задачу – накормить население и дать ему немного заработать.

Правительство лукавит

Да, Узбекистан по праву считают островом стабильности в регионе. Он имеет самую диверсифицированную экономику. В доле всего произведенного странами Центральной Азии конечного продукта доля Узбекистана по данным Государственного комитета по статистике составляет 80% минеральных удоб­рений, 94% химических волокон, 54% естественного газа, 59,2% цемента, 65,5% хлопка-сырца (не будем останавливаться на достоверности этих данных или вопросе, какой ценой достигнуты такие результаты).

Своей главной заслугой правительство называет защищенность от внешних шоков и негативных рыночных трендов, однако это есть прямое доказательство изолированности, отчужденности и закрытости национальной экономики от мирового рынка.

Конечно, государство должно создавать определенные резервы на покрытие чрезвычайных расходов и снижение давления на экономику вследствие тех или иных катаклизмов. Но анализируя итоги социально-экономического развития Узбекистана за прошлый период, можно уверенно сказать, что накапливаемых резервов недостаточно для поддержания «стабильности» и национальная экономика, несомненно, испытывает негативные последствия кризисных явлений.

Например, власти Казахстана отпустили в свободное плавание курс тенге, который сразу потерял 50% своей стоимости по отношению к доллару США. Это сразу сказалось не только на приграничной торговле и курсах валют двух стран. Подорожавший казахстанский импорт (мука и растительные масла высшего сорта, например) заставил узбекских продавцов переписать ценники в розничных магазинах в сторону повышения.

В республике два раза в год стабильно растут цены на проезд с объяснением «резкого повышения расходов на горюче-смазочные материалы». А ведь это и есть зависимость от внешних факторов.

Правительство Узбекистана отчиталось, что за первое полугодие 2015 года «объем валового внутреннего продукта возрос на 8,1%, промышленной продукции – на 8,1%, продукции сельского хозяйства – на 6,5%. При этом дальнейшее укрепление макроэкономической стабильности сопровождалось профицитом Государственного бюджета в размере 0,2% к ВВП, положительным сальдо внешнеторгового оборота в объеме $83,4 миллиона, а также последовательным снижением уровня налоговой нагрузки с 17,7% до 17,4% к ВВП».

Тогда почему растут цены? Ведь профицит бюджета позволяет сохранить цены на текущем уровне хотя бы на короткий (один финансовый год) промежуток времени.

Если мировой кризис бушует за пределами границ Узбекистана, то отчего постоянно сокращаются социальные программы? Почему крупные иностранные инвестиции возможны только после получения государственных гарантий? Не доверяют узбекской действительности и не считают инвестиционный климат в стране реально эффективным?

Правительство лукавит, показывая широкой общественности неуязвимость экономики перед внешними экономическими потрясениями.

Чем слабее экономика, тем сильнее идеология

В Узбекистане достаточно свободных рабочих мест. Но люди все равно уезжают на заработки за рубеж. Разные источники дают разные статистические данные об оттоке квалифицированной и не очень рабочей силы из страны. Но все они намного выше отметки в три миллиона человек. Эти миллионы составляют те люди, которые отчаялись найти достойную оплату за свой труд на родине.

В Узбекистане крайне низкие заработные платы, ущербная социальная защита населения. Трудно на заработную плату в среднем 200-250 долларов достойно прожить месяц. И поэтому люди уезжают туда, где можно заработать пусть ненамного, но больше, чем на родине.

Низкую эффективность экономической политики власти пытаются компенсировать усилением идеологической работы. Придуман уникальный инструмент — это так называемый «национальный менталитет». Если что-то в действиях людей не подпадает под одобрение власти или может стать опасным для ее существования, то эти действия и их инициаторы подвергаются обструкции, исходя из правила, что «это никоим образом не подходит узбекскому менталитету».

Художники, правозащитники, просто нестандартно мыслящие и свободные в поведении люди вмиг становятся изгоями общества. Обвинительные передачи и показательные суды, – вспомните процесс над фотохудожником Умидой Ахмедовой, – делают молодежь трусливой. Ей ясно дают понять, что не надо выделяться, иначе можно попасть под каток моральных репрессий. И поэтому в стране царит мракобесие: составляются официальные списки запрещенных к показу фильмов, артистам указывают, какие песни петь, за нас решают, какие новости читать, что одевать, как мыслить, как жить. За нас решают, что хорошо, а что плохо.

Разве можно в такой нравственной обстановке воспитать молодежь в демократических принципах? Наоборот, все больше молодых людей, которые воспитываются сейчас на принципах «узбекского менталитета». Они отрицают свободу и нетерпимы к чужому мнению.

Свои мысли я хотел бы закончить на оптимистичной ноте. Я не рисую Узбекистану мрачное будущее. Все можно изменить уже сейчас. Просто действующей власти надо набраться мужества, показать свою мудрость, о которой так много говорит узбекская служба новостей «Ахборот», и реально начать изменять нашу действительность.

 

С полным текстом интервью можно ознакомиться по ссылке.

Реклама

Что вы об этом думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s