Главная » аналитика » О приоритетах экономической трансформации Узбекистана

О приоритетах экономической трансформации Узбекистана

Статистика

  • 395,782 просмотров

Введите Ваш email, чтобы следить за блогом и получать обновления

Присоединиться к ещё 1 847 подписчикам

В блоге журнала «Экономическое обозрение» опубликован материал «Центральная Азия? Рынок сбыта для узбекского экспорта». Его автор — координатор Центра экономических исследований Бахтиер Эргашев анализирует глобальные экономико-политические тенденции, рассуждает о среднесрочной стратегии экономического развития Узбекистана и перспективах региональной интеграции в ЦА.

 

 

Б. Эргашев отмечает, что в результате геоэкономического сдвига, ознаменовавшегося окончанием эпохи глобального доминирования Запада и переходом роли мирового индустриально-технологического лидерства к не-западным цивилизациям, происходит кардинальная трансформация и переформатирование однополярного мира в реально многополярный.

Таблица 1. Размеры ВВП отдельных стран, млрд. долларов по ППС Источник: МВФ

Впервые за 400 лет незападные страны, не входящие в группу семи наиболее развитых, по суммарному объему ВВП (по ППС) перегнали экономики стран G7. В 2014 году впервые с конца XIX века появилась страна, которая отодвинула США с первого места в мировой экономической табели о рангах – Китай. По прогнозам PricewaterhouseСoopers, в 2050 году, ВВП Китая достигнет $53,1 трлн., ВВП США – $38 трлн., Индии – $34,7 трлн.

 

Главной характеристикой начала XXI века является процесс регионализации и формирования новых акторов/драйверов роста.

Таблица 2. Доля регионов мира в мировом ВВП, % Источники: Economist Intelligence Unit

Помимо стран БРИКС, высокий потенциал для превращения в крупнейшие локомотивы мировой экономики имеет «Группа одиннадцати» (N-11, Next Eleven): Мексика, Нигерия, Египет, Турция, Иран, Пакистан, Бангладеш, Индонезия, Вьетнам, Южная Корея, Филиппины. При этом, семь стран из них являются ведущими странами исламского мира. По расчетам Goldman Sachs, к 2050 году в число ведущих экономик мира будут входить 7 мусульманских стран: Индонезия (7 место), Турция (14-е), Иран (19-е), Египет (20-е), Пакистан (21-е), Бангладеш (22-е). В случае формирования дееспособных интеграционных союзов, объединяющих потенциал экономик мусульманских стран, они могут стать серьезным фактором влияния на глобальном уровне.

 

Формирующаяся многополярная, многоуровневая мировая система будет исключать глобальное доминирование одной или двух держав и отличаться изменчивостью, то есть созданием и распадом блоков различных стран, обострением противоречий и конфликтов между этими блоками и отдельными странами.

Как представляется, наступает эпоха нового миропорядка, при котором США будут иметь реального экономического конкурента – Китай. Но этот мировой порядок с двумя лидерами будет сильно отличаться от биполярного мира двух сверхдержав (СССР-США).

Биполярный мир второй половины 20 века был периодом полного доминирования (политического, экономического, военно-технического, идеологического) СССР и США.

Теперь будут две доминирующие державы, но между ними и остальными странами не будет такого разрыва, как это было между США и СССР с одной стороны и остальными странами – с другой.

Так, по некоторым экономическим прогнозам, ВВП Индии будет превышать ВВП США и Индия будет второй экономической державой. Кроме того, наряду с Индией ожидается экономическое возвышение Бразилии – к 2050 году ВВП Бразилии достигнет 8,82 трлн. долл. и она обойдет Японию (8,06 трлн. долл.).

 

Центральная Азия также имеет необходимые предпосылки для превращения в быстрорастущий суб-регион в мире, утверждает автор. Здесь есть:

а) природные ресурсы, причем не только энергетические;

б) относительно небольшое, но молодое и динамично растущее население;

в) повышающееся благосостояние населения и, соответственно, растущие рынки;

г) центральное положение между основными мировыми рынками и центрами силы (Китай, Индия, Россия).

Последнее несет для Узбекистана и других стран региона как риски, так и возможности, ставя в ситуацию геостратегического выбора – экономическая, технологическая и финансовая привязка к одному из центров силы — как неформально, так и формально, в рамках каких-либо институциональных структур. При этом, по мнению Б. Эргашева, однозначный выбор в пользу того или иного крупного игрока с большей вероятностью вернет Узбекистан (как и весь регион) к роли сырьевого придатка.

Так, целью Китая может являться консервирование экономики Узбекистана на определенном технологическом уровне. Экспорт российского оборудования и технологий может сопровождаться прессингом в плане участия Узбекистана в пророссийских интеграционных инициативах. Заинтересованность Индии, реализующей стратегию ускоренной индустриализации и постепенного превращения (взамен Китая) в мировую фабрику по выпуску товаров народного потребления, в ЦА не выходит за рамки поиска сыревых ресурсов и рынков сбыта.

Исходя из этого, ключевыми направлениями среднесрочной стратегии развития Узбекистана, с точки зрения ученого, должны быть:

— обеспечение безопасности и стабильности на национальном и региональном уровнях;

— продолжение политики «умеренного прагматичного изоляционизма». При этом умеренность и прагматичность при этом означает, что «тепличные» условия для предприятий не могут быть бесконечными. Конкуренция на внутреннем и внешнем рынках является естественным фактором постоянного повышения эффективности национальных производств;

— сохранение равноудаленности от мировых и региональных центров силы.

Стратегия индустриально-инновационного развития Узбекистана предполагает повышение доли промышленности в ВВП до 37% к 2030 году. Особенно актуальным является повышение доли перерабатывающей промышленности. Повышение этого показателя в ВВП с 9% в 2010 году до 22% к 2030 году предполагает достижение ежегодных темпов роста добавленной стоимости в перерабатывающей промышленности на уровне 11,3%.

При этом необходимо обеспечить диверсификацию структуры экспорта, сокращение доли сырья и увеличение доли товаров с более высокой добавленной стоимостью.

Приоритеты экономической трансформации должны быть направлены на формирование экспорториентированной экономики, где рост экспорта должен быть обеспечен за счет резкого увеличения доли несырьевого экспорта продукции с высокой долей переработки, основанного, прежде всего на деятельности промышленно-ориентированных субъектов малого бизнеса и частного предпринимательства (МБЧП), включенных в  цепочки добавленной стоимости, объединенных в рамках малых промышленных зон и территориальных кластеров.

Развитие МБЧП, рост их экспортных возможностей является одним из ключевых направлений экономической политики в Узбекистане. В рамках данной политики, для роста экспортных возможностей МБЧП только за последние годы принято несколько важных решений.

  1. Освобождение субъектов МБЧП от уплаты НДС при реализации товаров, оказании услуг.
  2. Снижение единого социального платежа для МБЧП с 25% до 15%.
  3. Отмена обязательной продажи выручки в иностранной валюте от экспорта (за исключением пяти позиций).
  4. Создание Фонда поддержки экспорта МБЧП.

Кроме того, в августе 2014 года принято постановление президента о создании около 40 малых промышленных зон (МПЗ) в 8 регионах страны, которые должны обеспечить инфраструктурные условия для развития малых перерабатывающих производств в регионах.

Эти меры позволили обеспечить постепенный рост МБЧП. В частности доля МБЧП  в промышленности  в 2014 году составила 31,9%, а экспорт МБЧП составляет в общей доле экспорта страны около 26% (2014г.).

Б. Эргашев считает, что в складывающихся геоэкономических реалиях фокус экономической активности Узбекистана в средне- и долгосрочной перспективе будет направлен на регион Центральной Азии.

При этом, активная политика агрессивного продвижения узбекского несырьевого экспорта на рынках соседних стран в перспективе создает возможности для формирования реального интеграционного формата, который в отличие от инициатив, выдвигаемых внешними силами (РФ, КНР, США), имеет центральноазиатский характер и опирается на возникающие и увеличивающиеся экономические связи стран региона.

Активизация внешней торговли со странами ЦА создает основу для формирования схемы: «рост взаимной торговли — рост экономических связей — создание региональных кооперационных связей — формирование региональных цепочек добавленной стоимости» — и на этой основе в перспективе возможно инициирование нового жизнеспособного формата реальной интеграции, заключает автор.

 

Другие материалы:

Узбекистан и «Экономический пояс Шелкового пути»

О транспортно-логистических проектах в Центральной Азии

О перспективах транспортного коридора Узбекистан–Латвия–ЕС

 

Реклама

Что вы об этом думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s