Главная » мнение » Узбекистан-Кыргызстан: очередной нарыв на границе рассосался. Надолго ли?

Узбекистан-Кыргызстан: очередной нарыв на границе рассосался. Надолго ли?

Статистика

  • 407,015 просмотров

Введите Ваш email, чтобы следить за блогом и получать обновления

Присоединиться к ещё 1 847 подписчикам

Основное внимание регионального информационного пространства последние две недели было приковано к обстановке на кыргызско-узбекской границе.

8

К истории вопроса

Границы в густонаселённой Ферганской долине, раскинувшейся на территориях Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана, проходят в самых неожиданных местах, создавая массу неудобств для граждан всех трёх государств.

81dd5d16ef3a

Общая протяженность госграницы между Узбекистаном и Кыргызстаном — 1378 километров. Она разделяет Джалал-Абадскую, Ошскую и Баткенскую области КР и Ташкентскую, Наманганскую, Андижанскую и Ферганскую области РУ. По образному сравнению Виталия Хлюпина (ЦентрАзия), межгосударственные границы здесь представляют собой «совершенно причудливую картину сцепившихся щупальцами стран-осьминогов».

Узбекские эксклавы на территории Кыргызстана — Сох (территория 352 кв. км., население ок. 60 тыс. чел., в основном таджики), Чон-Гара (Северный Сох), Шахимардан (90 кв. км., 6 тыс. чел.) и Джангайл (Северный Шахимардан, менее 1 кв.км.); Кыргызский эксклав на территории Узбекистана — Барак (4 кв. км, 1-2 тыс. чел.); Таджикские эксклавы: на территории Кыргызстана — Ворух (31 тыс. чел.) и Западная Калача (менее 1 кв.км), на территории Узбекистана — Сарвак (8,4 кв.км., ок.150 чел. — все узбеки).

images

Подробнее: Анклавы в Ферганской долине — часть неразрешенных проблем (Deutsche Welle); Анклавы Ферганской долины становятся зонами все более рискованного проживания (Фергана); Кыргызско-узбекская граница: вечное противостояние (Новые лица)

Все это официально признанные территории, но есть масса участков, чья государственная принадлежность все еще не определена. Такая подвешенность только усугубляет приграничную ситуацию в регионах.

По информации правительства КР, до настоящего времени сторонами делимитированы 76% границы или 1058 км. Несогласованными и неуточнёнными остаются 324 километра на 58-ми самых сложных, чувствительных, щепетильных и противоречивых участках.

Одним из таких участков является гора Унгар-Тоо (Ункур-Тоо), где расположена радиорелейная станция Кыргызстана, построенная в 1969 году и ретранслирующая пять телеканалов и пять радиостанций, здесь же установлены усилители сигнала связи сотовых компаний. В сентябре 2013 года из-за возвышенности возник острый конфликт и правительство КР приняло решение о переносе радиорелейной станции на другое место, что породило слухи о признании участка узбекской территорией.

RFE/RL: Радиорелейная станция на Унгар-Тоо. Фото взято со страницы в «Фейсбуке» Руслана Бекназарова

RFE/RL: Радиорелейная станция на Унгар-Тоо. Фото взято со страницы в «Фейсбуке» Руслана Бекназарова

Подробнее: Гора Унгар-Тоо: Кыргызская, узбекская или спорная? (kloop.kg)

Большая часть кыргызско-узбекской границы петляет, образно говоря, как куриный след, — отмечается в публикации портала 365info. На полном серьезе: бывает и так, что сам дом и ворота на территории одного государства, а туалет и хозяйственные постройки – уже на земле другой страны. Этим до сих пор продолжают пользоваться контрабандисты и люди, не желающие официальным путем пересекать границы.

17 марта узбекские пограничники выявили подземный тоннель, пролегающий на глубине 6 метров под линией границы и связывающий дома жителей села Кыргызкишлак Кадамжайского района Баткенской области Кыргызстана и села Борбалык Алтыарыкского района Ферганской области Узбекистана

17 марта узбекские пограничники выявили подземный тоннель, пролегающий на глубине 6 метров под линией границы и связывающий дома жителей села Кыргызкишлак Кадамжайского района Баткенской области Кыргызстана и села Борбалык Алтыарыкского района Ферганской области Узбекистана.

2286678

2286754

Подробнее: На узбекско-кыргызской границе обнаружен подземный тоннель, предположительно выкопанный экстремистами (Озодлик);

Население пограничных территорий имеет столь крепкие связи, что людям не трудно по несколько раз на дню переходить через пункты пропуска, выстаивая в больших очередях. При этом узбекская сторона подходит к охране своих рубежей весьма щепетильно – почти по всему периметру выставлены кордоны с колючей проволокой, а в особых случаях узбекские пограничники не стесняются их минировать для пущей безопасности.

Пограничные инциденты, в том числе нередко с применением огнестрельного оружия и жертвами среди гражданского населения, в основном, возникают именно на спорных участках границы.

По данным Zanoza.kg, с мая 2011 года на участках кыргызско-узбекской границы погибли 12 человек, в том числе 9 гражданских лиц. Пострадавших и получивших огнестрельные ранения еще больше.

Граница на спорных участках никак не обозначена и это становится главной причиной инцидентов с участием местного населения.

6 сентября 2012 года около четырех часов утра на участке погранзаставы «Тоо-Моюн» в местности Анарбак гражданин КР Токоман Акматалиев, находясь в изрядном подпитии, нарушил государственную границу, пройдя по узбекской территории примерно полторы сотни метров. Заметившие его пограничники велели ему остановиться, несколько раз выстрелив в воздух. Акматалиев проигнорировал требование, за что поплатился жизнью: пограничники открыли огонь на поражение, гражданин КР скончался на месте.

Читайте также: На узбекско-кыргызской границе новый инцидент с применением оружия; Узбекистан-Кыргызстан: границы и люди; Пограничный вопрос: Почему не спадает напряжение в Ферганской долине? (Хроники Узбекистана)

Неописанные и необорудованные участки границы создают условия для контрабандной деятельности и нарушений таможенного законодательства.

12 мая 2015 года трое граждан КР на трех грузовых автомашинах пытались вывезти овощи и фрукты из Узбекистана в Кыргызстан вне пунктов пропуска. По информации узбекской стороны, кыргызстанцы не подчинились требованиям остановиться и пограничники применили оружие. В результате один гражданин КР ранен и позднее скончался в районной больнице населенного пункта Сох (РУз). Второй — задержан, третьему — удалось скрыться на территории КР.

Этот инцидент вызвал массовые недовольства со стороны жителей кыргызского приграничья и создал риск дестабилизации обстановки.

Подробнее: Жители кыргызского приграничья просят привлечь к ответственности узбекских пограничников (Хроники Узбекистана)

Наглядным доказательством «эффективности и надёжности» существующей системы охраны границ, причём с обеих сторон, могут свидетельствовать распространённые случаи угона скота. Последний пример имел место в январе, когда 4 злоумышленника, из которых двое граждан Узбекистана и столько же – граждан КР, перегнали из местности Кум-Бель Араванского района Ошской области на территорию Узбекистана стадо из 332 коз и овец.

2

При этом защитники рубежей двух соседних стран батальон нарушителей не заметили, несмотря на то, что этот участок демаркирован.

Подробнее: Приграничье наводнили «нелегалы» (Хроники Узбекистана)

Пограничники, несущие службу на спорных участках, зачастую и сами вовлечены в криминал, а пограничные ведомства при возникновении инцидентов, защищая честь мундира, не всегда могут или хотят давать однозначную и объективную оценку их действиям.

23 июля 2013 года в местности Жетизагара Аксыйского района произошла перестрелка между пограничниками КР и РУз. По версии ГПС КР узбекский пограннаряд незаконно вторгся вглубь территории Кыргызстана: «В ответ на требование кыргызстанских пограничников покинуть территорию узбекский пограничный наряд вступил в словесную перепалку, которая переросла в стычку. Пограничники Узбекистана первыми применили оружие в отношении кыргызского пограничного наряда. В ходе перестрелки один пограничник Узбекистана был убит, второй узбекский военнослужащий ранен. Пострадавших с кыргызской стороны не имеется». По версии КОГГ Узбекистана: «На территории Наманганской области произошел очередной кровавый инцидент, виновником которого, как всегда, стали пьяные кыргызские пограничники». 24 июля раненный пограничник скончался в больнице.

Эти инциденты, в которых версии сторон по поводу произошедшего настолько разнятся, что можно подумать, что сообщения касаются абсолютно разных событий, конечно же, не придают доверительности контактам двух ведомств. И основной причиной этого является не столько в желании обелить себя и выставить виноватой другую сторону, сколько в том, что здесь напрочь отсутствуют границы в их международно-правовом понимании. Вооружённые пограничники есть, а границ, как таковых нет. Нарушители границ есть, а очевидных для любого человека рубежей нет. Не только реальных, но даже виртуальных, т.е. чётко обозначенных на карте.

Читайте: Перестрелка на узбекско-кыргызской границе. Разные версии сторон; Кыргызстан: «Нападение» на погранпост инсценировал военнослужащий; на границе с Узбекистаном — новый инцидент; Кыргызские пограничники открыли огонь по гражданам Узбекистана (Хроники Узбекистана)

Поэтому скорейшее окончание процесса делимитации и демаркации совместной границы, несомненно, способствовало бы снятию перманентной напряженности.

Однако, за почти 25 лет эта работа ещё далека от завершения.

По данным Азаттык, с 1991 года Узбекистан и Кыргызстан на правительственном уровне провели только 8 заседаний по делимитации границы. Переговоры продвигаются с большим трудом. Три кыргызские «революции», когда новая власть отмежёвывается от решений и международных обязательств предшественников, каждый раз возвращала работу в исходную позицию.

По словам Александра Князева, в период до 2005 года работа по определению границы вяло, но шла, и сделано было немало. «Политическая чехарда в Киргизии в последние десять лет не позволяет соседям нормально работать в этом направлении, мне доводилось разговаривать с людьми, имеющими к этому отношение, они формулируют просто: «В Бишкеке не с кем разговаривать». Так что первая из причин для Киргизии состоит в элементарном дефиците государства как института. Вторая — стремительно растущая в КР идеология нацшовинизма, которая обязательно требует наличия образа врага», — считает эксперт.

Подробнее: Александр Князев о причинах инцидентов на границе Кыргызстана; Читайте также: Во взаимоотношениях Кыргызстана и Узбекистана практически отсутствует двусторонний диалог — МИД КР (Хроники Узбекистана)

Помимо этого, переговоры по спорным участкам зашли в тупик, поскольку стороны основываются на разных архивных источниках: Узбекистан опирается на карты и другие документы, касающиеся национально-территориального размежевания в Центральной Азии в 1924-1927 годы; Кыргызстан апеллирует к материалам паритетной комиссии по уточнению линии границы, образованной в 1955 году советами министров двух союзных республик. В 1961 году результаты работы этой комиссии в одностороннем порядке были утверждены Верховным советом Киргизской ССР, в Узбекской ССР их юридически не признали.

В июле 2015 года очередной раунд двусторонних переговоров по границе оказался сорван, что послужило поводом для взаимных обвинений на уровне внешнеполитических ведомств.

Подробнее: Узбекско-кыргызские переговоры по границе сорвались; МИД Узбекистана прокомментировал собщение МИД Кыргызстана по поводу срыва переговоров (Хроники Узбекистана)

С 2015 года, основываясь на Соглашении о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности между государствами-участниками СНГ, кыргызская сторона начала поэтапно возвращать приграничные (и не очень) объекты, которые со времён Союза эксплуатировались Узбекистаном.

Так, правительство Кыргызстана приняло у соседнего государства в государственную собственность:
— расположенные в Ноокенском районе Джалал-Абадской области 3 насосные станции и левобережный Нарынский канал протяженностью 43,1 км (март);
— Орто-Токойское или, как его называют в Узбекистане, Кассансайское водохранилище с комплексом гидротехнических сооружений, расположенных в Ала-Букинском районе Джалал-Абадской области (ноябрь);
— 12,9 км Большого Наманганского канала, 14,5 км канала Чуст и 7,05 км полосы отвода от данного канала (территория Джалал-Абадской области, декабрь);
— 12 км подпитывающего канала Керкидонского водохранилища, 28 км канала Савай (Ошская область, декабрь);
— 12 км Сох-Шахимарданского канала, 11,2 км канала Лаган (Баткенская область, декабрь);
ряд объектов на территории Баткенской области (автотранспортная колонна №1 Ферганского управления транспортной техники, автобаза №4 «Фергананефть», земельные участки в селе Кайтпас Кыргыз-Кыштакского айыльного аймака Кадамджайского района, февраль 2016 года).

Между тем, в пятницу 18 марта ситуация на границе резко обострилась. Меры узбекской стороны по усилению охраны границы накануне государственного праздника спровоцировали громкие заявления ГПС КР, антиправительственные митинги, эмоциональные высказывания президента Атамбаева А. и других политиков, обмен дипломатическими нотами и обсуждение ситуации в ОДКБ.

Хронология событий

8

18 марта. Кыргызские и многие зарубежные СМИ распространили сообщение пресс-службы ГПС КР о том, что 18 марта в 7.40 в местности Могол Ала-Букинского района Джалал-Абадской области (позже стала фигурировать местность Чаласарт той же области) на неописанном участке кыргызско-узбекской государственной границы появились два бронетранспортера, два КамАЗа и около 35-40 военнослужащих. Узбекистан также в одностороннем порядке полностью закрыл контрольно-пропускной пункт «Маданият-автодорожный».

Блок-пост на 20-м километре автодороги Кербен — Ала-Бука

Блок-пост на 20-м километре автодороги Кербен — Ала-Бука © Айбек Саматов

7

Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев принял председателя Государственной пограничной службы Райимберди Дуйшенбиева. Шёл ли во время встречи разговор о конфликте на участке границы, не сообщалось.

Премьер-министр Темир Сариев провел совещание по вопросу ситуации на границе. Официальных заявлений не последовало. Позже стало известно, что Кыргызстан принял «зеркальные» меры: напротив военной техники Узбекистана выставлены два бронетранспортера Кыргызстана и переброшены дополнительные силы.

Во второй половине дня Р. Дуйшенбиев заявил в СМИ, что узбекская сторона официально не уведомляла о причинах выставления боевой техники на участке между Кербеном и Ала-Букой, являющемся спорным. «Нам неизвестна причина поведения узбекских коллег. Командиры отрядов двух стран встречались, но узбекистанец не ответил на наши вопросы, лишь ссылался на приказ сверху», — сказал глава кыргызской погранслужбы. «Я не знаю причин. Со своим коллегой еще не разговаривал. На данный момент пытаемся узнать ситуацию через министерство иностранных дел».

После 15.00 в МИД КР вызван посол Узбекистана Комил Рашидов, которому статс-секретарь внешнеполитического ведомства Данияр Сыдыков передал ноту протеста на перекрытие узбекскими военными участка границы на 20 км автодороги «Кербен — Ала-Бука» Джалал-Абадской области.

3

Нота содержала предупреждение, «что проводимые узбекской стороной действия могут привести к конфликтным ситуациям среди населения приграничных районов Кыргызской Республики и Республики Узбекистан, росту эскалации на кыргызско-узбекской Государственной границе» и требование о незамедлительном снятии блокпостов.

Первая полуофициальная реакция узбекской стороны последовала лишь ближе к 17.00 часам. Издание Podrobno.uz со ссылкой на неназванного представителя КОГГ проинформировало, что «в связи подготовкой к празднованию «Навруз», пограничными войсками Службы национальной безопасности (СНБ) Республики Узбекистан приняты меры по усилению охраны Государственной границы, в том числе с Кыргызстаном. К охране границы привлечена дополнительная бронетехника. При этом вся указанная военная техника находится на территории страны, а охрана участков госграницы осуществляется в соответствии с двухсторонними договоренностями без заходов на неописанные участки».

Безличная публикация заканчивалась тем, что Комитет по охране Госграницы Узбекистана «в очередной раз призывает киргизских коллег воздержаться от распространения информации, противоречащей действительности, во избежание осложнения отношений между пограничными ведомствами сторон».

«Контрольно-пропускной пункт «Маданият-автодорожный» на участке узбекско-киргизской границы в пятницу был закрыт в одностороннем порядке в связи с ремонтными работами, кыргызская сторона была уведомлена заранее», — цитировало РИА Новости анонимного представителя пресс-службы КОГГ Узбекистана.

19 марта. На место инцидента выехал заместитель председателя ГПС КР полковник Таалайбек Усубалиев.

На центральной площади в Бишкеке прошёл митинг с участием 15 человек. Организатором акции выступил журналист Семетей Талас уулу. Он собрал сторонников и призвал власть «ответить Узбекистану».

В ряде СМИ появились ложные вбросы о перестрелке в районе противостояния и дополнительной передислокации сюда из Бишкека 200 военнослужащих спецназа «Скорпион» МО КР.
Р. Дуйшембиев сообщил Sputnik Кыргызстан, что обстановка спокойная, на месте находятся примерно по 20 военнослужащих как с кыргызской, так и с узбекской стороны. «Местные жители спокойно проезжают этот отрезок. Скопления народа нет, стоят только пограничники двух стран», — сказал глава ГПС КР. По его словам, ведется разъяснительная работа с гражданами, чтобы они не поддавались различным провокациям.

20 марта. Стороны сократили количество военнослужащих на дороге Кербен – Ала-Бука в местности Чаласарт с 20 человек до 8.

© Айбек Саматов

© Айбек Саматов

По данным ГПС КР, все пункты пропуска на границе для граждан обоих государств закрыты Узбекистаном в одностороннем порядке. На всей протяженности кыргызско-узбекской госграницы, составляющей свыше 1,3 тысячи километров, действует только один пункт пропуска «Кызыл-Кия», через который жители узбекских анклавов Сох и Шахимардан могут попасть на территорию Узбекистана. В то же время пересечение границы для граждан третьих стран не ограниченно. Международные пункты пропуска на кыргызско-узбекской границе функционируют в штатном режиме.

© Айбек Саматов

© Айбек Саматов

21 марта. Президент Атамбаев обратился к ОДКБ с просьбой созвать внеочередное заседание Постоянного совета. В заявлении киргизской стороны указывается, что Узбекистан, нарушив международное право, вторгся на территорию Кыргызстана. Если ситуация не будет решена, то, как заявил Интерфаксу источник в киргизском правительстве, это может привести к осложнению дипломатических отношений между КР и Узбекистаном.

Глава МИД КР Эрлан Абдылдаев встретился с послами России, Казахстана, Таджикистана и Беларуси. Участники встречи «обсудили ситуацию, складывающуюся в регионе Центральной Азии, рассмотрели весь спектр вопросов двустороннего сотрудничества, в частности, сотрудничество в рамках региональных международных организаций, в том числе Организации Договора о коллективной безопасности и Шанхайской организации сотрудничества», — сообщила пресс-служба ведомства.

Позже СМИ со ссылкой на пресс-службу МИД КР проинформировали о намеченном на 22 марта проведении по инициативе Кыргызстана внеочередного заседания постоянных представителей членов ОДКБ, на которой постпред КР А. Мамбетсеитов доведет до коллег «официальную информацию о складывающейся ситуации на участке кыргызско-узбекской государственной границы в Аксыйском районе Джалал-Абадской области».

22 марта. Ситуация на границе активно используется во внутриполитической жизни Киргизии. Нерешенность пограничного вопроса подается критиками Атамбаева в качестве свидетельства неэффективной политики президента, а также неуважительного отношения к нему лично со стороны президента Узбекистана Ислама Каримова.

Кыргызские пограничники в Аксыйском районе в Джалалабаде, 21 марта 2016 года

Кыргызские пограничники в Аксыйском районе в Джалалабаде, 21 марта 2016 года

Митинг в административном центре Аксыйского района — городе Кербене собрал более 300 местных жителей (по информации «Независимой газеты», от 500 до 1000 человек), перед которыми выступили лидеры оппозиции Азимбек Бекназаров, Бектур Асанов и Кубанычбек Кадыров, заявившие, что посетили спорное приграничье и видели узбекских нарушителей своими глазами. Азимбек Бекназаров предложил на митинге «обратиться к Путину и мировому сообществу, чтобы они выступили посредниками».

Для встречи с митингующими в Аксы прибыли премьер-министр КР Темир Сариев и глава МВД Мелис Турганбаев.

Т. Сариев призвал собравшихся не поддаваться на политические провокации. «Из-за споров на границе были войны, но некоторые псевдопатриоты пытаются использовать возникший спор на границе в своих корыстных целях, будоража людей. Однако надо понимать, что таким методом приграничные вопросы не решаются. Я благодарен народу, который понимает ситуацию», — отметил он. «Мы обратились в ОДКБ и ведём с ними консультации».

Призывы чиновника собравшиеся встретили без особого восторга. Занявший трибуну после него лидер партии «Ата-Журт» Камчыбек Ташиев пообещал решить приграничную проблему «методами народной демократии». «Прошло уже три дня, а премьер-министр и президент не выступили с соответствующим заявлением и не разъяснили ситуацию. Поэтому мы намерены решить проблему на месте. Власти не могут разрешить проблему дипломатическим путем, поэтому мы без лишнего шума постараемся решить вопрос путем народной дипломатии, озвучим свои требования», — пригрозил Ташиев.

По сообщению пресс-службы правительства, Темир Сариев ответил на вопросы митингующих граждан, призвав все стороны к диалогу и недопущению провокаций, способных привести к дестабилизации общественно-политической ситуации в республике. По информации оппозиции, Сариев сбежал с митинга, захватив с собой микрофон для выступлений.

Участники митинга были настроены агрессивно: призывали перекрыть каналы, по которым поступает вода в Узбекистан, запретить ввоз овощей и фруктов, прекратить деловые отношения в приграничных районах республики и т.п. Однако к 15.00 митинг завершился принятием резолюции о необходимости решения приграничных вопросов.

В тот же день по инициативе Кыргызстана состоялось внеочередное заседание Постоянного совета ОДКБ. Как сообщила пресс-служба секретариата ОДКБ, из-за ситуации на кыргызско-узбекской границе в Бишкек откомандирован заместитель генерального секретаря Организации Ара Бадалян. Он должен изучить обстановку на месте и провести консультации с кыргызской стороной. По словам пресс-секретаря ОДКБ Владимира Зайнетдинова, одновременно ситуация обсуждается в ходе телефонных контактов между министрами иностранных дел членов ОДКБ с участием генсека Николая Бордюжи.

МИД Кыргызстана сообщил о получении 22 марта от узбекских коллег ответа на ноту протеста, переданную 18 марта. «В вышеуказанной ноте узбекская сторона не ответила на поставленные кыргызской стороной вопросы в части снятия блокпостов, выведения вооруженных сил и военной техники с несогласованного участка «Чаласарт». МИД РУз заявил, что в Узбекистане ежегодно принимаются меры безопасности и обеспечения общественного порядка, и проводятся соответствующие мероприятия по усилению охраны государственной границы накануне празднования Навруз», — прокомментировали содержание полученной ноты в МИД КР.

Кыргызская сторона сразу же направила повторную ноту, где вновь заявила о недопустимости установления узбекской стороной блокпостов, введения вооруженных сил и военной техники на несогласованный участок «Чаласарт» и выразила готовность «к конструктивному диалогу с узбекскими коллегами по всем вопросам повестки дня кыргызско-узбекских отношений в рамках существующих двусторонних механизмов, которые были приостановлены в связи с отсутствием позитивной реакции со стороны Узбекистана». Но – лишь после того, как узбекская сторона снимет блокпосты и выведет своих военнослужащих и военную технику с территории вышеназванного несогласованного участка.

Примечательно, что за всё время ни один официальный представитель Узбекистана никак не комментировал набирающий обороты конфликт из-за ситуации на узбекско-кыргызской границе, также как сайт узбекского МИДа и местные СМИ ничего не сообщили об обмене нотами.

23 марта. Как сообщила пресс-служба правительства КР, Темир Сариев заявил: «Кыргызстан обладает необходимыми документами для решения конфликта на границе мирным путем. Ни один сантиметр нашей земли не будет отдан. Это четкая позиция президента и правительства страны». В ответ на претензии оппозиции премьер подчеркнул, что будут предприняты все необходимые меры по сохранению целостности и суверенитета страны. «Мы будем вести переговоры на основании имеющихся документов в рамках цивилизованных переговоров, соблюдая при этом требования международных стандартов по решению вопроса, возникшего на кыргызско-узбекской государственной границе», — заверил премьер.

24 марта. По информации ГПС КР, обстановка на кыргызско-узбекском участке госграницы в местности Чаласарт Аксыйского района Джалал-Абадской области относительно стабильная, ситуация полностью контролируется пограничниками Киргизии. Передвижений техники, военнослужащих не зафиксировано, инженерные сооружения с обеих сторон в период с 18 по 24 марта 2016 года на данном участке границы не выставлялись.

«Пограничные наряды на постах, установленных на дороге Кербен – Ала-Бука, которая проходит по несогласованному участку, несут службу в усиленном варианте, с сокращенным количеством военнослужащих до 8 человек с каждой стороны», — отмечалось в сообщении кыргызского погранведомства.

Несмотря на стабилизацию обстановки, этот день заполнился громкими заявлениями кыргызских политиков.

Так, во время церемонии закладки в Бишкеке сквера, посвященного «тюльпановой революции» 2005 года, президент Атамбаев пожаловался журналистам: «Они [Узбекистан] выставили бронетранспортеры на границе, отключали газ и свет. Народ наш говорит, что если воздух проходил бы через Ташкент, то и его нам перекрыли бы. Нельзя так относиться к соседям. Более того, кыргызы не те, кто будет стоять на коленях и бояться силы».

«Раньше соседи отключали нам газ или грозились, что свет отключат. За последние пять лет у них такие рычаги все утеряны. Они идут на такой неправильный шаг. Но народ должен проявить выдержку, потому что нам не нужна война. Кто бы ни начал войну, мы никогда не начнем. Но конечно, мы всегда готовы дать ответ. Но нам нужно быть терпеливыми, потому что на границе таких участков как Чаласарт несколько, более пятидесяти», — цитирует Атамбаева КирТАГ.

Вместе с тем, Атамбаев обвинил оппозиционных лидеров в попытках раскачать ситуацию. «Были попытки спровоцировать узбекских пограничников, но все обошлось. Некоторые хотят войны с соседями, чтобы прийти к власти», — заявил он.

24 марта в Бишкеке по подозрению в планировании действий, направленных на дестабилизацию общественно-политической ситуации в стране с последующей реализацией заговора по насильственному захвату власти, задержаны руководители кыргызской оппозиции Кубанычбек Кадыров и Бектур Асанов, активно участвовавшие на митинге в Аксы 19 марта.

Подробнее: Задержание оппозиционеров: кто есть предатель? (zanoza.kg); Представители кыргызской оппозиции подозреваются в попытке насильственного захвата власти (Озодлик)

Атамбаев также не исключил своего отказа от участия в ташкентском саммите ШОС, намеченном на 23-24 июня, «если ситуацию на границе не удастся урегулировать».

Напомнив о том, что Кыргызстан проинформировал ОДКБ о «недружеской обстановке» на границе с Узбекистаном, Атамбаев отметил, что не рассчитывает на вмешательство Организации в нынешнюю ситуацию. «Сейчас многие киргизские политики утверждают, что ОДКБ должна вмешаться в ситуацию на киргизско-узбекской границе. Но ОДКБ должна вмешиваться только в случае военного вторжения против нашей страны», — подчеркнул глава КР.

В то же время, спецпредставитель правительства КР по приграничным вопросам Курбанбай Искандаров на пресс-конференции 24 марта заявил, что размещение Узбекистаном блок-постов на участке Чаласарт можно расценивать как вторжение на территорию Кыргызстана. Кроме того, по его словам, в Сузакском районе есть подобный участок площадью 76 гектаров, который «по всем документам паритетной комиссии принадлежит Кыргызстану, но фактически его использует узбекская сторона. Узбекистан установил там колючую проволоку, прорыл траншеи и использует пахотную землю. Также есть участок Ношкен в Ноокенском районе», — добавил правительственный чиновник.

Похоже, что казахская сторона стала неофициальным посредником в урегулировании возникшей напряжённости. По сообщениям кыргызских СМИ глава МИД КР Эрлан Абдылдаев неоднократно связывался по телефону со своим казахстанским коллегой Ерланом Идрисовым.

25 марта. На узбекско-кыргызском пункте пропуска «Узбекистан»/»Кызыл-кия» состоялась встреча командующего пограничными войсками РУз генерал-майора Рустама Эминжанова и председателя Государственной пограничной службы КР генерал-майора Райимберди Дуйшенбиева.

В ходе встречи, инициированной узбекской стороной, руководители погранведомств обсудили ситуацию, сложившуюся на кыргызско-узбекском участке государственной границы.

«Стороны отметили готовность и заинтересованность в дальнейшем развитии сотрудничества по всему спектру вопросов, представляющих взаимный интерес. Встреча прошла в атмосфере взаимопонимания и конструктивного диалога», — сообщает Sputnik со ссылкой на пресс-службу КОГГ СНБ Узбекистана.

26 марта. Пресс-служба президента КР сообщила об отводе военной техники и снятии блокпостов с обеих сторон. Отмечается, что «пограничные подразделения двух стран в соответствии с достигнутыми договоренностями переходят на штатный режим охраны границы».

Информационный фон: версии, оценки и прогнозы

Заявление пресс-службы ГПС КР чуть не ударило рикошетом по официальному Бишкеку, стало поводом для политических спекуляций и создало риск дестабилизации внутриполитической обстановки в самом Кыргызстане.

По версии Узбекистана, пограничники выполнили штатные плановые мероприятия по усилению безопасности накануне государственного праздника. О временной приостановке функционирования пунктов пропуска и блокировке вероятных направлений угроз, по версии погранведомства Узбекистана, в установленном порядке своевременно была проинформирована кыргызская сторона.

Несмотря на это, ГПС и МИД КР подняли ажиотаж, представляя плановые действия партнёров в качестве вооружённого вторжения и призывая ОДКБ, как военно-политический блок, к вмешательству. Действия официального Бишкека вызвали ответную реакцию гражданского общества, чем не преминули воспользоваться оппозиционные силы для дискредитации властей. После праздников и в связи с окончанием усиления в Узбекистане блок-посты были сняты – инцидент самоисчерпался.

Между тем, позиция Ташкента по мере развития инцидента вызывала резонные вопросы, подпитывавшие версию о намеренной провокации: Почему не было своевременной официальной реакции на демарши Бишкека, а ответ на ноту МИД КР от 18 марта последовал лишь через 4 дня – 22 марта? По какой причине игнорировались запросы ГПС КР, а встреча двух погранруководителей состоялась лишь спустя неделю – 25 марта? А главное, как важно и необходимо с точки зрения обеспечения безопасности страны было выставление двух бэтээров и двух КамАЗов именно на этом чувствительном для соседней страны участке и насколько соизмерим эффект от этой акции с последовавшим за ней дипломатическим резонансом? Если имелась информация об угрозе прорыва боевиков на этом направлении, почему она не была отработана во взаимодействии с партнёрами?

В Кыргызстане всё это послужило раздольем для доморощенных «экспертов по Узбекистану», клишированные мнения которых наперебой цитировали местные СМИ, формируя привычный образ внешнего врага:

Вышеупомянутый первый заместитель руководителя аппарата кабинета министров Курбанбай Искандаров, являющийся одновременно специальным представителем правительства КР по приграничным вопросам, высказал мнение, что это «своеобразная месть узбекского руководства за водные споры».

Калнур Ормушев заявил, что действия Ташкента направлены на намеренное ухудшение инвестиционной привлекательности Киргизии и срыв вероятного строительства каскада ГЭС: «Всего лишь две единицы бронетехники и 40 солдат нанесли если не сокрушительный, то уж весьма и весьма серьезный удар планам строительства Верхне-Нарынских ГЭС. Для меня это видится той стратегической задачей, ради которой государство действительно может пойти на такие серьезные действия. А не ради каких-то идущих уже не одно десятилетие споров вокруг пограничных столбов и квадратных метров. Очевидно, что два БТР эти споры не только не разрешили, а только обострили и отдалили их решение».

Эдиль Осмонбетов утверждал, что «Узбекистан периодически устраивает «игру мускулами» для Киргизии, демонстрируя превосходство в военном вопросе и намекая, что неописанные участки границ принадлежат им. РУз никогда не признает свою вину в том, что узбеки являются инициаторами эскалации. Таким образом, РУз подчеркивает, что не подчиняется никаким международным обязательствам и не обращает внимания на организации, связанные с безопасностью границ».

Политолог Бакыт Бакетаев назвал возникшую ситуацию открытой провокацией со стороны Узбекистана. «Вероятно, работает некая аналитическая группа, которая отслеживает реакцию Кыргызстана», — предположил он и отметил, что это можно расценить и как своеобразную «ответку» за вступление в ЕАЭС. «Кыргызстан определился с вектором развития и стал пророссийским. Это раздражает западных партнеров, которые через РУз пытаются дестабилизировать ситуацию. Думаю, что именно это и есть причина обострения», — сказал Бакетаев. По его словам, оппозиционные силы, подогреваемые извне, воспользуются ситуацией и попытаются опять дискредитировать кыргызстанские власти, а если получится — то и сменить их.

Аналитик Марс Сариев: «Думаю, сейчас ситуация связана с отвлечением от внутренних проблем в РУз, связанных с борьбой кланов за власть». По мнению М. Сариева — это технический ход президента Ислама Каримова, который преследует двоякие цели: во-первых, внешний фактор отвлекает от внутренних проблем; во-вторых, оппозиционные действия в КР выгодны Каримову, потому что революции и беспорядки в Кыргызстане дают ему повод ужесточить внутреннюю политику. С другой стороны, отметил он, Запад тоже не заинтересован, чтобы связи ЕАЭС развивались. Сейчас Узбекистан подыгрывает ему после фактического отказа в размещении немецкого контингента в Термезе, которое расценивается Западом как дрейф в сторону России.

Токон Мамытов, экс-вице-премьер-министр: «Последняя пикировка Узбекистана и Кыргызстана продемонстрировала, что Ташкент очень недоволен тем, что наша республика освобождается от зависимости по следующим параметрам — энергетическая, водная и газовая».

Версия кыргызских экспертов о том, что Узбекистан прибег к «вооружённой провокации» для отвлечения внимания общественности от развернувшейся клановой борьбы за власть, представляется сомнительной. Во-первых, в Узбекистане инцидент никто не заметил, о нём не говорилось в СМИ и не было никакой официальной реакции. В Ташкенте, в отличие от кыргызских политиков и «экспертов», никто не представлял соседнюю страну в образе врага. Во-вторых, говорить об открытой борьбе кланов за власть в Узбекистане просто нелепо. Предполагается, что она происходит, но это совершенно незаметно для общественности.

Другим пропагандистским тезисом кыргызских политологов стало то, что Узбекистан недоволен энергетической и транспортной независимостью Бишкека. О какой независимости Кыргызстана может идти речь, если оказалось, что Ташкент может дестабилизировать ситуацию в соседней стране при помощи двух стационарно установленных БТР?

Более того, немедленное обращение официального Бишкека за помощью к внерегиональным игрокам, свидетельствуют о том, что условно понимаемый государственный суверенитет Кыргызстана в реальности еще более призрачен, чем это принято считать.

В то же время, последний факт о наличии подземных ходов в кыргызско-узбекском приграничье, которые вероятно использовались в террористических целях, вкупе с ранее поступавшей информацией о задержаниях в Кыргызстане экстремистов, планировавших диверсии на территории Узбекистана, делают опасения Ташкента ещё более весомее, а принимаемые им меры по обеспечению безопасности от соседа, слабо контролирующего свою территорию, мотивированными и обоснованными.

Читайте: Гражданин Кыргызстана планировал совершить теракты в Оше и Андижане; ИГ и ИДУ планировали весной теракты в Узбекистане; В Кыргызстане задержан человек, планировавший теракты в Узбекистане; В Стамбуле задержан кыргызстанец за переправку 60 соотечественников в Сирию (Хроники Узбекистана)

Более взвешенные оценки ситуации, как правило, звучали со стороны компетентных российских и казахстанских экспертов.

Собкор газеты «Правда» бишкекский журналист Сергей Кожемякин подчёркивает, что тревогу внушает не только конкретный инцидент, но и то, что между Бишкеком и Ташкентом отсутствуют налаженные контакты, позволяющие решать проблемы «в рабочем порядке», без взаимного бряцания оружием. Это делает вероятность новых конфликтов весьма высокой.

«Событием экстраординарным нынешний конфликт на кыргызско-узбекской границе не является. Разного рода инциденты, в том числе с трагическим исходом, происходили и раньше. Как ни печально это признавать, скорее всего они будут продолжаться впредь – пока, наконец, не решат причины, вызывающие подобные конфликты. Однако ни со стороны Ташкента, ни со стороны Бишкека нет политической воли для их полного и окончательного разрешения. И это первопричина конфликтов. Единственным выходом при решении нынешнего конфликта (да и всех прочих в кыргызско-узбекских отношениях) является выполнение властями своих прямых обязанностей», — считает С. Кожемякин. «Руководителей мы выбираем не для того, чтобы они разглагольствовали и протирали штаны в дорогих креслах, а для выполнения конкретных задач. Да, это непросто. Но кто сказал, что управление страной и дипломатия – это простые задачи? Так что нашим чиновникам, засучив рукава, пора решать накопившиеся проблемы в отношениях с соседними республиками. Другого выхода я не вижу».

Зульфия Марат заметила, что сложной ситуацией пользуются глобальные игроки в регионе: «Очевидно, что такое положение дел с успехом используют в своих целях третьи страны, которые пытаются усилить свое влияние в регионе. Именно это усложняет решение многих вопросов, в том числе энергетических и водных».

Александр Князев: Конфликты на границах Киргизии с Таджикистаном и Узбекистаном были, есть и будут, и продолжаться они до тех пор, пока в руководстве Киргизии не будет сформировано однозначной установки на то, что ни один из спорных участков не является территорией КР до того момента, когда по нему не будет подписано соответствующее межправительственное соглашение. «Спорные участки» — вполне устоявшаяся юридическая категория. С киргизской стороны же пока доминирует лозунг «ни пяди киргизской земли… (узбекам, таджикам и т.д.)». Сегодня таких «спорных участков» на киргизско-узбекской и киргизско-таджикской границах скопилось более 60-ти.

Наиболее распространенный способ решения этой проблемы, сложившейся во всём мире, — это обмен спорными участками, либо их передача соседней стороне, отказ от права на юрисдикцию, в обмен на какие-то иные преференции.

Кроме разрешения приграничных конфликтов с соседями путём размена спорных участков, другого решения вопроса конфликтов нет. Никакой ТС/ЕАЭС, никакая ОДКБ или ШОС этих проблем не решат. Это внутренние болезни КР и лечить их тоже необходимо изнутри. Ни у одной из этих организаций нет полномочий определять границы между Киргизией и её соседями. Из-за Киргизии никто не захочет портить отношения с Узбекистаном или Таджикистаном.

Подробнее: Александр Князев о причинах инцидентов на границе Кыргызстана (Хроники Узбекистана)

Другие российские эксперты также раскритиковали попытки Бишкека втянуть в пограничные споры с Узбекистаном третьи страны и ОДКБ.

Так, военный специалист Виктор Литовкин поставил под сомнение обоснованность обращения кыргызской стороны в ОДКБ. «В данном случае назвать действия Узбекистана угрозой Киргизии нельзя. Если узбекские военные находятся на своей территории, граница неделимитирована, а военнослужащие не пересекли воображаемую линию границы, то они находятся на своей территории. А значит, Узбекистан имеет полное право принимать любые меры для защиты своей безопасности», – цитирует его слова «Независимая газета».

По мнению политолога Аркадия Дубнова, стремление Бишкека вынести обсуждение трансграничной проблемы с Ташкентом на уровень Постоянного совета ОДКБ вряд ли окажет седативное воздействие на ситуацию.

«Здесь требуется выдержка и благоразумие, которого некоторым горячим киргизским политикам, особенно на юге страны, не хватает. Им сейчас, накануне очередной годовщины мартовской революции тюльпанов 2005 года, похоже, важнее продемонстрировать свою непреклонную воинственность» – сказал А. Дубнов «НГ».

По его словам, демарш Киргизии служит в первую очередь пропагандистской цели: добиться осуждения действий узбекских властей, представив их как угрозу миру в регионе.

«Ни на какое военное вмешательство со стороны ОДКБ, я полагаю, в Киргизии не рассчитывают. Надо учитывать, что членами Постоянного совета ОДКБ являются постпреды стран – членов организации при ее штаб-квартире в Москве, которые неполномочны принимать каких-либо серьезные политические или тем более военные решения. Это консультативный орган, в функции которого входят анализ ситуации и координация совместных действий в случае необходимости», – отметил эксперт.

Поэтому, по его словам, никаких совместных действий от имени ОДКБ в разрешении возникшей ситуации не требуется. Другое дело, что аппарат ОДКБ мог бы помочь обеспечить работу механизма трансграничных консультаций между полномочными структурами Киргизии и Узбекистана, ведь нынешняя ситуация в очередной раз показывает, что обе стороны плохо понимают друг друга, если не сказать больше – взаимно враждебны.

Аналогичного мнения придерживается и экс-глава МИД Кыргызстана Аликбек Джекшенкулов, выразивший убежденность в том, что пограничные вопросы должны решаться только на двустороннем уровне:

«Согласно мировой практике, международные организации просят стать посредниками только в случае окончательного ухудшения отношений между странами, либо их полного отсутствия. Было не очень правильно сразу обращаться в ОДКБ вместо попыток провести двусторонние переговоры на высшем уровне. Приостановление дипломатических отношений и отзыв посла должны быть крайними мерами со стороны нашего МИД», — сказал А. Джекшенкулов. «Для разрешения ситуации дипломаты двух стран должны были хотя бы обсудить ее. Если они неспособны на это, правительство должно назначить других переговорщиков. Обмен нотами протеста без каких-либо дополнительных действий лишь ухудшит ситуацию».

Редактор сайта ЦентрАзия Виталий Хлюпин считает, что конфликт не выгоден обеим сторонам:

«Ни Каримову, ни Атамбаеву серьезные столкновения и дестабилизация ситуации в таком взрывоопасном районе — совершенно ни к чему. Тем более, что карту «уступки родной земли» активно разыгрывает киргизская оппозиция, которая никогда не отличалась умом и прагматизмом, но славна дурной решительностью.

Президент Узбекистана Ислам Каримов и президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев

Президент Узбекистана Ислам Каримов и президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев

Поднять кыргызскую толпу на что-нибудь «бессмысленное и беспощадное» — вопрос небольшой суммы денег и более-менее ударной пиар-работы совсем небольшой группы профессионалов и «активистов». Из опыта Ошской резни 1990 года, которая случилась почти в том же районе, видно, что ситуация там может ухудшиться стремительно и развиваться совершенно неуправляемо. И дело тут даже не в прямом военном столкновении, а именно в массовых народных побоищах «стенка на стенку», анклав на анклав. Местные власти там разбегутся в разные стороны и попрячутся при звоне первых погромных стекол. Не нужен конфликт между союзниками и России или Китаю. Никому здравомыслящему конфликт не нужен, но кто сказал, что там все здраво мыслят…

По-хорошему ситуацию надо срочно погасить банально успокоив страсти — провести прямые переговоры, договориться отложить вопрос о конкретном прохождении границы на будущее, в конце-концов — разменять спорные территории и анклавы, приведя границу в более прямую и четкую линию. Это в идеале, а в реале — все упирается в решительность действующей киргизской власти, потому как основной конфликтный импульс идет именно с ее стороны.

Справится Атамбаев с местными и не только местными, оппонирующими ему, подстрекателями-«заговорщиками»? Все силы и средства к тому у него есть, но уверенности в этом, у меня лично, нет никакой… Мягко и витиевато скажу, кыргызстанский лидер, не всегда адекватен задачам функционирования государственного аппарата и, шире, управления страной», — отмечает В. Хлюпин.

 

Другие материалы:

«Я не буду вставать на колени перед Узбекистаном!» заявил президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев

Аральская катастрофа: близка ли Средняя Азия к войне за воду

«Воевать из-за воды не надо»

«Утиная охота»

Погранслужба Узбекистана сообщила о факте нарушения воздушного пространства

Узбекистан возобновил подачу газа на юг Кыргызстана

The Diplomat: Решение Ташкента открыть транзит газа на юг Кыргызстана — позитивное начало года для региона

Реклама

Что вы об этом думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s