Главная » мнение » Маленький человек в отделе «социального бесправия»

Маленький человек в отделе «социального бесправия»

Статистика

  • 399,677 просмотров

Введите Ваш email, чтобы следить за блогом и получать обновления

Присоединиться к ещё 1 847 подписчикам

«К начальнику «социального бесправия», как в народе именуют собес, выстроилась длиннющая очередь из таких же горемык, как я. Среди них и больные, и инвалиды войны, и немощные 80-летние старики. Узнаю, что почти все они негодуют в связи с переводом их пенсий и пособий без согласия на пластиковые карты…»

Узбекистан: Очередь пенсионеров, принудительно «переведенных на пластик», перед входом в банк, май 2016 года, Ташкентская область. Фото - ИА Фергана

Очередь пенсионеров, принудительно «переведенных на пластик», перед входом в банк, май 2016 года, Ташкентская область. Фото — ИА Фергана

 

Мне 71 год, я являюсь инвалидом I группы по зрению с детства. Проживаю практически одна. 80% моей пенсии за июль была переведена без моего согласия на пластиковую карточку.

Я отказалась её получать. Посудите сами, как почти слепой человек сможет распоряжаться пластиковой карточкой? Разве я буду в состоянии проверять чеки, полученные в магазинах, в которых даже зрячий человек с трудом разбирается?

Будучи не в состоянии далеко ходить, мне приходится отовариваться у людей, которые привозят необходимые продукты на машине к нам на улицу. Так называемый рынок на колёсах очень удобен для инвалидов и стариков. Естественно, что пластиковой карточкой я с ними не расплачусь. Не могу расплатиться по карточке и в близлежащих к дому магазинах, где терминалов нет и, по словам продавцов, не предвидится. Следовательно, без наличных средств я просто не выживу.

Кто-то может возразить, что карту можно обналичить в банке. Всё верно, но для этого необходимо совершить многоразовые походы в банк, выстоять в очередях, а в результате получить какой-то мизер. И выходит, что сегодня я не могу получить пенсию, которая досталась мне многолетним надрывным трудом (я по 12 часов делала щётки для хлопкоуборочных машин на щёточной фабрике для слепых).

За выяснением сложившейся абсурдной ситуации обратилась во Внебюджетный пенсионный фонд г. Самарканда. Там нас отфутболили в «Хамкорбанк», сказав, что это банк представил им какие-то договора. Но повторюсь, никаких договоров я не подписывала. Еле-еле доковыляв до банка, узнаю, что никаких договоров они никуда не посылали. «Идите разбирайтесь с начальником собеса», — был лаконичный ответ заместителя управляющего вышеупомянутого банка.

К начальнику «социального бесправия», как в народе именуют собес, выстроилась длиннющая очередь из таких же горемык, как я. Среди них и больные, и инвалиды войны, и немощные 80-летние старики. Узнаю, что почти все они негодуют в связи с переводом их пенсий и пособий без согласия на пластиковые карты…

Раз к начальнику не пробиться, становлюсь в очередь к своему территориальному инспектору Адилю Анакулову. Надо сказать, что я уже неоднократно пыталась дождаться этого работника, но безуспешно. Каждый раз, когда приходишь к нему, он то «ушёл по делам», то, по словам его коллег, «где-то здесь ходит». В этот день я его хоть увидела в лицо. На мой гневный вопрос, по какому праву он передал мои данные в банк, он проблеял что-то невнятное, мол, сейчас узнаю, и, забрав мой паспорт, быстро ретировался. Целых два часа я простояла в ожидании ответа, при этом за мной выстроилась очередь из 10 человек. Вконец, лишившись сил стоять на ногах в адскую жару, попросила одного из его коллег, тоже инспектора, выяснить, где Анакулов. Его сослуживец по имени Умид в ответ мне заявил: «Скажите спасибо, что вообще получаете свою пенсию, хоть и на карточку. А если бы её вовсе не выдавали, что бы вы тогда делали?» Он откровенно смеялся над нашей беспомощностью.

Через какое-то время мимо меня, опять на ходу что-то пробормотав, пробежал инспектор Адиль и вручил мне паспорт. Так ничего не выяснив, потеряв полдня впустую, уставшая и расстроенная, я вернулась домой.

Я просто в ужасе от всего происходящего. Неужели в отдельно взятом учреждении такого демократического и правового государства, каковым является наша страна, возможны подобные грубые нарушения прав человека?! А ведь есть ещё и нравственный аспект этого вопроса, куда более важный. Как сегодня молодые относятся к пожилым людям, так завтра будут обращаться с ними уже их дети. В природе все возвратно.

Хочется верить, что это не приобретёт массовый характер и все правонарушения, будь то со стороны чиновников или простых работников, будут пресечены на корню. Ведь перед законом все едины.

 

Гавхар РАХИМОВА, инвалид I-группы по зрению, г. Самарканд

 

Читайте также:

Почему в Узбекистане не любят пластиковые карточки

Добровольно? Принудительно! Про пенсии и не только

За чем стоим?

Вот тебе, бабушка, и Год пожилых

Как снять деньги с пластиковой карточки? 22 шага с ответвлениями

Узбекистан: наличных нет, ешьте пластик

Жизнь — это вечная борьба, особенно на пенсии!

О «пластике», банках, пенсионерах, мошенниках и справедливости

Солдат-срочников перевели на «пластик»

«Алло, это банк?» или про связь в банках и банковских связях

Реклама

Что вы об этом думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s