Главная » аналитика » Причины коррупции в Узбекистане и факторы, мешающие проведению экономических реформ

Причины коррупции в Узбекистане и факторы, мешающие проведению экономических реформ

Статистика

  • 399,653 просмотров

Введите Ваш email, чтобы следить за блогом и получать обновления

Присоединиться к ещё 1 847 подписчикам

О перспективах проведения экономических реформ в Узбекистане, либерализации валютного рынка и борьбы с коррупцией в интервью CA-News рассуждает ташкентский экономист Юлий Юсупов.

9ca38a3ebd52dd1d1e9970fda87b2829

Коррупция – одна из самых острых проблем социально-экономического развития большинства развивающихся стран. И Узбекистан – не исключение. С этой «болезнью» нужно и можно бороться, — подчеркивает независимый эксперт.

Он предполагает, что Шавкат Мирзиёев искренне заинтересован в обуздании этого зла. Об этом говорит хотя бы то, что вопрос о коррупции начал открыто обсуждаться, хотя совсем недавно он просто замалчивался. Если бы власть не хотела бороться с коррупцией, то она бы и не стала эту тему поднимать.

В настоящее время в Узбекистане обсуждается проект закона «О противодействии коррупции», который предусматривает «создание Республиканской межведомственной комиссии по противодействию коррупции с включением в ее состав представителей общественных объединений предпринимателей и других институтов гражданского общества», — напоминает CA-News.

По мнению Юсупова, меры, предложенные в законопроекте являются необходимой, но не достаточной частью того, что нужно предпринять. В документе акцент делается на активизацию общественных сил в противодействии коррупции. И действительно правоохранительные органы не могут в одиночку бороться с этим явлением. Им нужна поддержка со стороны гражданского общества, средств массовой информации, населения. Активно действующие институты гражданского общества, независимые СМИ, эффективная судебная система – безусловно обязательные предпосылки действенной борьбы с коррупцией. И в законопроекте вполне справедливо на это указывается.

Другое дело, что не менее важны меры по устранению глубинных причин, «корней» коррупции. А они лежат прежде всего в сфере государственного регулирования экономики. Без устранения этих причин коррупцию не обуздать, — считает Юсупов.

К причинам коррупции в Узбекистане эксперт относит широкие полномочия государственных органов и чиновников по предоставлению самого разного рода разрешений для бизнеса и граждан и по контролю за предпринимательской деятельностью. Чем больше у чиновников возможностей что-то разрешить или не разрешить, чем менее прозрачны правила по которым осуществляется выдача разрешений (лицензий, сертификатов и пр.), тем больше простора для вымогательств и взяток. Кроме того, при наличии большого числа запретов и ограничений коррупционные схемы переходят и в формально частный сектор. Например, административные барьеры на выдачу наличных денег позволяют коммерческим банкам, банковским работникам, торговым организациям взимать «шапки» за так называемое обналичивание. Коррупционерами становятся не чиновники!

Во-вторых, это разного рода вмешательства государства и чиновников в работу рыночных механизмов (регулирование цен, процентных ставок, обменного курса, централизованное распределение ресурсов), предоставление разного рода льгот для отдельных предприятий. Если цены на какие-либо товары или ресурсы регулируются, то скорее всего возникнет их дефицит, и как результат – очереди, «черный рынок», «шапки», «откаты» и прочие прелести дефицитной экономики. Абсолютно тоже самое происходит и при регулировании процентных ставок и валютного курса. Чем больше государство вмешивается в работу рыночных механизмов, чем больше возможностей у бизнеса получить какие-либо льготы, монопольные права за счет государства, тем больше коррупционная база.

В Узбекистане, к сожалению, возможности и полномочия государственных органов и чиновников что-то разрешать или запрещать, вмешиваться в работу рыночных механизмов, создавать неравные условия ведения бизнеса огромны. И без экономической и административной реформ, радикально меняющих роль государства в экономики этой проблемы, а, следовательно, и устранения «корней» коррупции не решить.

В-третьих, теневую экономику и коррупцию поощряют высокие налоги и таможенные платежи. Например, если таможенные платежи непомерно высоки, то это (и это хорошо известно из мировой практики) неизбежно ведет к росту контрабанды и коррупции в таможенных органах. Непомерные налоги вынуждают предпринимателей уводить часть или весь бизнес в «тень», а это питательная среда для коррупции в проверяющих органах.

В Узбекистане уровень налогового бремени на экономику один из самых высоких в мире среди развивающихся стран – 30-35% от ВВП. Мы и многие развитые страны обогнали по этому показателю, хотя обычно, чем богаче страна, тем выше там налоговое бремя (богатые могут позволить себе платить больше). Для стран с аналогичным уровнем развития (ВВП на душу населения – около 2000 тыс. долл. в год, а это очень небольшой уровень) оптимальной считается налоговая нагрузка в 15-20% от ВВП. Уровень таможенных платежей у нас также один из самых высоких в мире. Так что есть широкое поле для устранения причин существования «теневой экономики», контрабанды и коррупции за счет уменьшения налоговой и таможенной нагрузки.

В-четвертых, питательной средой для коррупции и «теневой экономики» является несовершенство законодательства: внутренние противоречия в нормативной базе, большое число отсылочных норм (в том числе в «никуда»), большое число запретов и ограничений и пр. Граждане и предприниматели волей-неволей вынуждены обходить, а, следовательно, нарушать существующие нормы, что открывает широкие возможности для произвола и взяток чиновников. Соответственно необходимы радикальная ревизия существующей нормативной базы на предмет устранения противоречий и избыточных ограничений, а также введение практики антикоррупционной экспертизы принимаемых нормативных актов (в том числе органами исполнительной власти).

В-пятых, это вопрос квалификации и мотивации государственных служащих. Эффективная борьба с коррупцией не возможна без сокращения государственного аппарата (после сокращения полномочий государственных органов) и существенного повышения зарплаты чиновникам. Сегодня эта зарплата крайне низка (за исключением зарплаты сотрудников силовых ведомств), что неизбежно порождает стимулы к коррупции. При этом необходимо обеспечить конкурсность и прозрачность при найме государственных чиновников на всех уровнях, а также эффективный парламентский и общественный контроль за исполнительной и судебной властью.

Юлий Юсупов полагает, что, судя по декларациям и первым мерам, власти Узбекистана планируют решать эти вопросы. Уже объявлено о предстоящей либерализации валютного рынка. Говорится о необходимости реформирования банковской системы, сокращения давления на бизнес, совершенствования налогового администрирования, изменения работы судебной системы и пр.

Другое дело, что пока не понятно, как далеко власть готова пойти. А шаги, между тем, нужны действительно радикальные. Думаю, что степень радикальности реформ будет понятна в ближайшие несколько месяцев, — отметил эксперт.

Относительно либерализации валютного рынка и борьбы с «черным» рынком, Юсупов считает, что, по всей видимости власть готова отказаться от административного вмешательства в формирование обменного курса. Если это так, то курс будет определяться рыночными механизмами и официальный и «черный» курсы выровняются («черный» курс останется, но разрыв с официальным будет незначительным). Это не означает, что государство не будет регулировать обменный курс. Будет, но посредством цивилизованных, рыночных механизмов: купля-продажа валюты на открытом рынке.

Равновесный курс должен установится между официальным и неофициальным обменными курсами. По словам эксперта, возможности спрогнозировать точку равновесия затруднены тремя обстоятельствами:

  1. Мы не знаем какие объемы продаж осуществляются в разных сегмента валютного рынка (на этот счет нет никакой доступной статистики);
  2. В Узбекистане не два, а как минимум три основных обменных курса: официальный, курс по наличным сумам, курс по безналичным сумам (так называемый «биржевой»). Это обусловлено существованием административных барьеров на выдачу наличных денег и разницей в стоимости наличных и безналичных денежных средств. (Об этой проблеме подробнее в предыдущем интервью). Соответственно, многое будет зависеть от того, устранит ли власть административные барьеры на пути наличного обращения. Если нет» то будет существовать, как минимум, два обменных курса: для «нала» и «безнала»;
  3. Обменный курс очень сильно реагирует на изменение денежной массы в обращении. Соответственно, его равновесный уровень будет зависеть от мощи «печатного станка». Данные же о денежной эмиссии не публикуются.

Если правительство и ЦБ устранят административные ограничения на наличное обращение и сильно не увеличат денежную эмиссию, то единый равновесный курс установится где-то на уровне 5000-7000 сум за 1 долл.

Как подчеркивает Юлий Юсупов, проведению экономических реформ обычно мешают четыре вещи:

  1. Идеологическое неприятие. Например, многие экономические реформы в СССР были невозможны из-за их несоответствия идеологии марксизма и КПСС. Сегодня в Узбекистане нет никаких идеологических барьеров для рыночных реформ: мы официально провозгласили курс на построение демократического государства и рыночной экономики.
  2. Непонимание необходимости реформ. Думаю, что власть понимает, что реформы давно назрели и перезрели и морально готова к их проведению. Другое дело – понимание степени радикальности реформ. Может сохраняться иллюзия, что достаточно немножко «подлатать дыры», не затрагивая глубинных основ экономики и экономической политики, и все наладится. Если это так, то это весьма серьезное заблуждение, и оно должно со временем рассеяться.
  3. Высокие издержки проведения реформ. К счастью, большинство необходимых реформ не потребуют больших издержек для экономики, так как предполагают, напротив, ее освобождение от разного рода административных пут и ограничений. Но у власти вполне могут быть сомнения относительно, например, устранения барьеров для наличного обращения (это якобы усилит инфляцию) или уменьшения налоговой нагрузки (это якобы сократит поступления в бюджет). В предыдущем интервью я попытался доказать, что большая часть таких опасений не оправданы. Хотя какие-то издержки реформы, безусловно, будут нести. Но эти потери с лихвой будут перекрыты будущими выгодами.
  4. Противодействие реформам со стороны заинтересованных групп. Есть люди и организации, которые в краткосрочной и среднесрочной перспективе проиграют от проведения реформ: те кто имеет при существующей системе льготы и привилегии (доступ к официальной конвертации, льготным кредитам, индивидуальным освобождениям от налогов и таможенных платежей), те кто извлекает из существующих барьеров и ограничений монопольную прибыль и коррупционную ренту. Эти люди и организации объективно являются противниками реформ и многие из них могут попытаться им противодействовать. Насколько эти группы интересов влиятельны – покажет время.
Реклама

1 комментарий

  1. Хайдар:

    Наргиза сучка жалаб соска взятчитница

    Нравится

Что вы об этом думаете?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s